Квиз №186985

ролевая [bsd] для читающих мангу

Комментарии

    • zatmenie
    • zatmenie
    • 4 августа 2020 г. 23:36
    • Доброй ночи ^^
      Я, честно говоря, только начала читать мангу, но вы не будете против моей персоны? ":)
      Как ваши дела? Как себя чувствуете?

    • fanta_girl
    • fanta_girl
    • 5 августа 2020 г. 9:08
    • Приветствую вас!
      Конечно, рада видеть всех, но, если честно, рассчитывала взять потом персонажа, до которого вы скорее всего не дошли. Но все равно рада видеть!
      Чувствую себя отлично, дела тоже неплохо, а как ваши?

    • zatmenie
    • zatmenie
    • 5 августа 2020 г. 9:32
    • Хм, но я могла бы почитать информацию про этого персонажа и попробовать отролить.
      Вполне неплохо, но могло быть и лучше)

    • fanta_girl
    • fanta_girl
    • 5 августа 2020 г. 9:52
    • Ну, надеюсь, что будет еще лучше)
      Вам за кого? Анкета нужна?

    • zatmenie
    • zatmenie
    • 5 августа 2020 г. 10:58
    • Я тоже на это надеюсь :")
      Извиняюсь, что пропала. Надо было отойти по некоторым причинам.
      Ох, я разрываюсь между Акутагавой и Чуей. Довольно сложно выбрать :')
      А вам за кого?
      И, думаю, анкета все же нужна, чтобы хотя бы ознакомиться с персонажами)

    • fanta_girl
    • fanta_girl
    • 5 августа 2020 г. 11:01
    • Ничего страшного. сама буду часто отходить, так что заранее не пугайтесь.
      Мммм, если вы не против, я бы выбрала вам Аку, потому что конкретно за него никогда не пробовала.
      Я сама изначально хотела или Сигму или Гоголя, вот теперь тоже думаю.
      Анкету скидывайте, я свою по вашей может быть немного подправлю

    • zatmenie
    • zatmenie
    • 5 августа 2020 г. 12:06
    • Хорошо ^^
      О, отлично. Аку больше подходит для моего хладнокровного персонажа, ахах.
      Мм, как насчёт Гоголя?~
      И извиняюсь, что так долго. Пришлось кое-что изменить в анкете, точнее дополнить.
      --
      Имя: Софи.
      Фамилия: Гроллес.
      Возраст: 15 лет.
      Знак зодиака: стрелец.
      Раса: человек/эспер.
      Группа крови: II отрицательная.
      Национальность: русская.
      Способность: Бессмертие/Восстановление.
      Способность девушки позволяет ей не умереть от полученных травм, какими бы они ни были. Девушке даже однажды перерезали горло, но спустя пару секунд она спокойно поднялась и как ни в чем не бывало пошла дальше. Восстанавливается тело особы несколько быстрее, чем у остальных, обычно на протяжении пары часов или дней, смотря от того, какое ранение она получила. Также Софи может исцелять и забирать жизни людей и других эсперов, но не может вернуть их с того света. Ее способность даёт девушке силу, благодаря которой она может смело отстаивать любые нападения. Также девушка может призывать черный меч. Гроллес часто называет свою способность пустым проклятием. Но это только часть ее способности. Девушка не умеет и не желает ей пользоваться. Из-за этого проклятия Софи сильно страдает в физическом плане. Редко применяет способность для того, чтобы кому-то навредить.
      Работа: организация «Дом Мертвых Крыс».
      Характер: девушка старается сдерживать свои эмоции, она не любит проявлять чувства и слушает в основном свой разум, нежели сердце. Софи бывает излишне холодной и порой даже неразговорчивой. Она почти не проявляет эмоций и вечно ходит с равнодушной миной на лице. И все же в глубине души Софи очень ранимый ребенок, который хотел бы хотя бы один день спокойно прожить. Беспрекословно выполняет порученные ей задания, хоть и ненавидит Федора. Но ведёт себя так холодно девушка только «под маской», в прямом смысле. Гроллес часто передвигается по городу, если у нее нет никаких заданий, без своих бинтов и маски. Ее довольно сложно узнать, так как даже стиль одежды далеко отличается от того, что она носит в организации. Девушка часто смущается, просит прощения и без конца готова помогать. Именно это и удивляет Достоевского, ведь в ней живёт словно два человека.
      Особенности характера: двуличность.
      Преобладающая черта характера: спокойствие.
      Внешность: у Софи очень длинные темно-русые волосы ниже бедер, отливающие рыжеватым оттенком. Она заплетает их в простую лёгкую косу, что закидывает за свою спину, иногда делает пучок. Но порой можно увидеть их и распущенными. Глаза у девушки голубые и ледяные, ресницы угольные, пышные и длинные. Телосложение у нее худощавое, слабоватое. Она еле-еле выдерживает обычные тренировки. Кожа у Софи белая, чаще всего руки и ноги ледяные, плохое кровообращение. Она болезненный ребенок, но благодаря своему упорству девушка может побороть слабости. Рост 1.70 см, вес 38 кг, грудь небольшая, доходящая до второго размера, ягодицы обширные и упругие. На ее лице есть: три родинки в виде треугольника на правой щеке и одна под левым глазом, как у матери и старшего брата, также родинка посередине шеи. Ногти, что на руках, что на ногах, черного цвета ровной полуквадратной формы.
      Особенности внешности: все тело Софи увечено шрамами, в особенности их много на спине, руках и плечах. Есть вертикальный шрам прямо на груди, где бьётся сердце. Руки истерзаны шрамами и это сложно скрыть. Так же на спине есть шрам в виде непонятного иероглифа или же рисунка, который позже девушка забила и сделала своеобразной татуировкой, наложив черную краску прямо на него.
      Гроллес не любит свои увечья, поэтому часто скрывает из за обилием плотных белых бинтов.
      Одежда: в основном носит строгую черную рубашку с длинным рукавом, темные лёгкие штаны, лакированные ботинки на небольшом каблуке и с шнуровкой, поверх на плечи накидывает чёрное пальто, на руках такого же цвета перчатки. На лицо натягивает черную маску, в итоге видно только правый голубой глаз.
      Единственное, что очень бросается во внешности Софи - перевязанное наполовину лицо (а точнее левая сторона и глаз) и выглядывающие из-под одежды бинты.
      В обычное время она носит разную одежду. Это могут быть платья, обычные водолазки, пиджаки и юбки, или штаны. Она даже снимает бинты, правда шрамы все равно скрывает под одеждой. На лице обычно по несколько пластырей, ибо она частенько может влететь лицом куда-нибудь. Да-да, та ещё неуклюжая особа, все удивительно, что на работе она совершенно другой человек.
      Хобби: Софи очень любит играть на пианино, ей привила это ещё в детстве мать. Она красиво поёт и очень хорошо исполняет песни. Также девушка хорошо рисует, любит рисовать портреты тех, кого когда-либо видела. Гроллес младшая ещё обожает читать книги, она может так часами сидеть, не отрываясь. А ещё Софи любит на досуге готовить.
      Навыки: владеет навыками ближнего боя, хорошо дерется. Также высокая выносливость, хорошо ориентирется в местности и идеальная память. Девушка на отлично выполняет порученные ей задания и не терпит поражения. Справляется с любым видом оружия, но предпочитает использовать либо меч, что сама вызывает, либо острые ножи. Благодаря своей способности с лёгкостью может обмануть противника. Но слабое здоровье всё-таки играет свою роль.
      Любит: книги, одиночество, полусладкое вино, мохито, тишину, ночные разговоры, сумерки, звёзды, музыку, сладости, вкусную еду, фильмы, брата, Ивана Гончарова, Сигму, Юмено Кьюсаку.
      Не любит: людей, воины, бои, шум, когда кто-то слишком громко говорит, детей, праздники (все), много работы, боль, свои шрамы, себя, дядю, крики, Федора Достоевского, Николая Гоголя, Александра Пушкина, Дазая Осаму.
      Слабости: обожает сладкое, поэтому ее легко задобрить. Прикосновения, книги и, что неудивительно, мороженое.
      В плохие слабости входит ее здоровье. Она была рождена слабым ребенком, что конечно же отразилось и сейчас на ней. Гроллес может залиться в истерическом кашле, а после и вовсе начать блевать кровью. Обычное такое происходит после длительного использования способности.
      Страхи: сильного страха она не имеет, но от дяди шарахается. А вообще Софи пугливая и вздрагивает или даже подпрыгивает из-за любого постороннего шума.
      Семья: Олин Гроллес (мать, умерла от болезни), Винсент Гроллес (отец, убит), Виктор Гроллес (старший брат, в коме), Холд Гроллес (дядя, жив).
      Семпай: Акутагава Рюноскэ.
      Отношения с персонажами:
      • Дазай Осаму - конечно же видел девушку и не один раз. Относится с лёгкой опаской, но интересом. Он все пытается понять, как ребенок мог попасть в ряды Дома Мертвых Крыс. Видел на что способна Софи и был удивлен, но также ещё больше заинтересован. При первой встрече предложил ей двойное самоубийство и девушка вовсе не была против, но сказала, что к сожалению умереть не может. Дазай не удивился этой фразе, ведь уже знал про ее способность. Сама же Софи его недолюбливает из-за порой слишком странных шуточек и извечных разговоров про суицид. Благо, мужчина не видел ее без маски, хотя быстро догадался, что она девушка. Видели только во время ее заданий, и то, по-случайности.
      • Ацуши Накаджима - юноша видел Софи только один раз, во время неудачной стычки с Домом Мертвых Крыс. Он не смог сделать какого-то вывода по поводу девушки, но почему-то ему показалось, что Гроллес далеко не рада тому, что делает. А ещё его поразило то, как она с большой злостью впечатала Достоевского в стену, сжимая его горло. Конечно эспер быстро отпустила босса. Правда в дальнейшем она вела себя слишком отстраненно и почти не обращала внимание на врагов. Ацуши был бы рад помочь особе, ведь догадывается, что ей несколько... Плохо в этой организации. Девушка его даже не запомнила.
      • Акутагава Рюноскэ - даже не знаю, что и сказать. Видели несколько раз, пытался ее убить, что вполне логично. Софи относится к Рю с интересом, но особо этого не проявляет, ведь не видит в этом необходимости.
      • Чуя Накахара - уже довольно много раз встречался с девушкой на улицах города, но раньше не придавал этому значения. Думал, что обычная девчонка, хоть и в бинтах, косит под Осаму и все в этом роде. Но как только встретился с ней уже на одном из заданий, чуть с крыши не свалился, на которой стоял. Не понимает, как ребенок мог попасть в эту опасную организацию. С одной стороны ему интересна Гроллес как хороший противник, а с другой ему не хочется причинять вред ребенку. Хотя на первом месте у него всегда Мафия, поэтому легко может побороть неожиданную слабость.
      • Мори Огай - наслышан о Гроллес от своих людей. Заинтересован в ней и был бы не против, если бы она перешла в Мафию, но прекрасно понимает, что такое маловероятно из-за преданности Гроллес к Дому Мертвых Крыс.
      • Федор Достоевский - как уже и говорилось ранее - девушка его ненавидит. Связано это с тем, что когда Софи только попала в их организацию, Федор вызвался стать ее «наставником». В итоге это закончилось тем, что особа едва не убила его же, чуть не навредила себе и разрушила пол здания, в котором они находились. Достоевский не может убить Гроллес, чему постоянно расстраивается. Когда она была младше, частенько пытался как-то навредить ей: от избиений до вскрытий. Ему все было интересно, как же особа получила такую способность. Сейчас они являются чем-то вроде напарников, но девушка частенько показывает свою неприязнь к мужчине. А он же в свою очередь только смеется и называет Гроллес «ребенком», что раздражает её ещё больше. У них часто бывают перепалки, даже во время миссий. Однажды Софи даже впечатала Достоевского в стену, полноценно забив на врага. После этого случая за ней частенько стал следить Гоголь, что раздражает голубоглазую ещё больше. Хоть Федор и испытывает к Гроллес что-то вроде неприязни, он действительно рад, что она состоит именно в их организации, ведь от нее много пользы, да и лишний раз под ногами не мешается. В общем, хорошая марионетка, что ещё и преданная, несмотря на всю свою ненависть.
      • Николай Гоголь - поначалу невзлюбил девушку, считая ее лишним слабым грузом. Но вскоре несколько поменял свое мнение. Он наблюдал за тем, как Софи росла и всегда с смехом подмечал то, что чем старше Гроллес - тем безэмоциональнее она становится на работе, и эмоциональнее за пределами штаба. Николай иногда отправляется на задания вместе с ней по указке Федора. Сам же не против этого, ведь наблюдать за Софи ему и правда интересно. Ни один раз он пытался вывести ее из себя или как-то напугать. Впрочем, у него всегда это и выходило. У них натянутые отношения, но все же Гроллес его не так сильно ненавидит, а он же скорее любит потешаться над ней, но ненависти явно не испытывает.
      • Иван Гончаров - единственный, кто души не чает в Гроллес. Иван всегда любил с ней возиться и частенько успокаивал после «удачной беседы» с Достоевским. Гончаров считает ее за свою младшую сестру или что-то в этом роде. Сама же Софи поначалу как-то побаивалась извечно веселого мужчины, но вскоре привыкла к нему и его неожиданным появлениям. Иногда, после рабочего дня, они могут сидеть и пить чай, разговаривая обо всем, о чем только можно. Иван почти никак не реагирует на неприязнь девушки к его «хозяину», но порой попрекает ее за плохие слова в сторону Достоевского.
      • Александр Пушкин - нейтральные отношения. Он ее не трогает и она его. Софи не любит лишний раз с ним пересекаться и похоже это взаимно. Но после его предательства невзлюбила мужчину ещё больше. До ненависти далековато, но раздражает её жутко.
      • Сигма - второй человек, к которому Софи испытывает теплые чувства. Они хорошо ладят и иногда девушка даже участвует в его азартных играх, но это происходит крайне редко. Сигма второй, после Федора, кто увидел девушку без бинтов и маски. Порой они могут прогуливаться по городу в неформальной обстановке и мило беседовать на разные темы. Мужчине даже в некотором роде жалко эспер, но он этого не проявляет, так как знает, что Гроллес не терпит жалости по отношению к себе. Можно назвать их друзьями.
      • Юмено Кьюсаку - на удивление этот мальчик подружился с Софи. Точнее она с ним. Они познакомились в обычной обстановке, Кью даже не знает, что Гроллес из вражеской организации, так как видел ее только без маски и бинтов. Девушка старается вести себя сдержанно и на все выходки мальчика реагирует спокойно. Он даже пытался ей причинить вред, но благо способность особы помогла. Видятся они в одном и том же кафе, в которые как-то раз привела Кьюсаку Софи. Он привязался к девушке и стал считать старшей сестренкой. Даже когда видит вопит чуть ли не на всю улицу «Сестрица». Пару раз из-за этого на нее обращал внимание тот же Чуя, что по просьбе мальчика сопровождал его до особы. Но мужчина особо не заотсрял на Софи ни взгляд ни внимание, ибо считал, что это просто какая-нибудь уж слишком хорошая знакомая мальчишки.
      • Виктор Гроллес (брат) - любит свою младшую сестру и искренне сожалел, когда их дядя затащил и ее в эту организацию. Сам же юноша сейчас находится в коме, после провала одной важной миссии был серьезно ранен. Софи сильно переживала за брата, но старалась этого не показывать. Она умеет скрывать свои эмоции и это играет на руку. Гроллес старается как можно чаще навещать Виктора в больнице под видом далёкой родственницы.
      • Холд Гроллес (дядя) - ещё один человек, которого особа ненавидит. Он издевался над ней с тех самых пор, как погибли родители, и затащил в эту организацию. Холд относится к племяннице, как к какой-то подопытной. Недолюбливает он девушку и даже не скрывает этого. Ранее насилие было и с его стороны, но как только Гроллес младшая стала под руководством Достоевского, отступил, так как проблем от этого эспера не желает получить.
      Факты (так, для общей картины):
      • Про Софи почти нет никакой информации, а все благодаря самому Федору, что тщательно все «подчистил». Известно только ее имя и то, из уст самого Гоголя, что частенько произносит его несколько исковерканно, по типу «Софиюшечка» или «Со-чан».
      • Несмотря на то, что девушка ненавидит Федора, крайне ему верна и предана.
      • Обожает животных и не может пройти мимо бездомного кота или пса. Подкармливает их, но в дом взять не может.
      • Хорошо скрывает не только внешность и личность, но и место своего проживания.
      • Часто неловко смущается из-за абсолютно любой ситуации, из-за чего Федя и Коля и зовут ее ребенком.

    • fanta_girl
    • fanta_girl
    • 5 августа 2020 г. 12:08
    • Блин, а можно все таки Сигму?
      Вчера закончила читать все переведенные главы, хотя об этой булке знала давно. Ну правда, насмотришься с ним всякой милоты, а потом все, девочки, любовь.
      Анкету сейчас скину, минутку

    • zatmenie
    • zatmenie
    • 5 августа 2020 г. 12:20
    • О, ну хорошо.
      Ахах, как знакомо :)
      Мне вот раньше никто не нравился, все слишком хороши. А вот не так давно наткнулась на парочку amv с Акутагавой, и все, прощайте.

    • fanta_girl
    • fanta_girl
    • 5 августа 2020 г. 13:06
    • Полное имя: Харудзими Даён.
      Прозвища (клички): Ми (новым знакомым представляется только так); мелкая (брат).
      Возраст: 24 года.
      День Рождения: 6 сентября.
      Знак Зодиака: дева.
      Рост: 178 сантиметров.
      Вес: 63 килограмма.
      Группа крови: II А
      Национальность: японка, хотя корни походят от Италии.
      Ориентация: демисексуал.
      Профессия: детектив "ВДА".
      Полноценное описание способности ( и название придумать, да): Благословенное понуждение. Касанием тонких пальцев ко лбу, может заставить человека делать то, что ей взбредет в голову безпрекословно. Не властна над чувствами, хотя может немного видоизменять воспоминания, основная способность присутствует у Джидзуки. Эсперов для нее контролировать в разы тяжелее, чем людей без способностей, что занимает силу. Как только силы становится слишком много, девушка начинает бесконтрольно ее извергать, создавая лучи, которыми может как ранить любого, так и навредить самой себе.
      Характер: Девушка по натуре достаточно спокойная, умеет выслушать и дать совет. Достаточно ревнивая и властная, не способная часто удержать в узде свой иногда бурный нрав. Честная, почти никогда не врет, предпочитая или стирать способностью память, или же переводить разговор. Часто ведет себя странно, излишне много улыбается, имеет нестандартный тип юмора. Храбрая, но только в том случае, если в руках пистолет, а в венах бурлит адреналин вместе с силой, что неконтролируемо льется из рук. Любит строить воздушные мягкие замки, чтобы потом каждая из мечт провалилась, а сердце сжалось до предела. Умеет поддержать, и иногда уровень сопереживания доходит до предела, заставляя остальных сожалеть о решении поделится переживанием. Любит прижать к сердцу, и просто выслушивать проблему человека, внимательно вглядываясь в слезящиеся глаза. Слишком доверчива, открыта. Не очень любит людей, искренне ненавидя их эгоизм, с которым не раз сталкивалась в детстве. Не верит в интуицию, хотя саму ее нередко спасали внезапные решения.
      Особенности характера: отменная смекалка и хорошая интуиция. Умудряется из спокойной девушки превращатся в злейшую мегеру за пару минут, стоит только столкнутся с ссорой или же неприятным конфликтом.
      Внешний вид и одежда: окрашенные голубые локоны каскадом стекают по хрупким плечам, достигая практически низа лопаток. Корни от привычного нежного русого цвета почти не видно, сама Ми пожелала скрыть их, постоянно дополнительно закрашивая. Фиалковые глаза сверкают хитростью-смешинкой, заставляя всех, кто видит их, ощущать себя по меньшей мере уверенно. Кривой от рождения нос приобрел ее большую кривизну после школьных стычек, чем сотворил настоящую причину для комплексов девы, что искренне не любит эту часть своего лица, предпочитая компенсировать "уродливость" фигурой. Светлая кожа и чуть-пухлые губы. Пара незаметных родинок на лице, чаще всего скрытых косметикой. Веснушки яркие, уродливые, всегда в тональнике, а весной так тем более.
      Девушка стройная, вполне себе фигуристая. Бюст третьего размера, чаще всего прикрыт бинтами, на заданиях неудобно. С небольшим лишним весом, чего немного стесняется. Не высокая-ни низкая, вполне себе обыкновенная. Пальцы длинные, крючковатые, обхватывают тонкие запястья, полностью, еще место останется.
      Одежда: Теперь уже девушка почти никогда не откажет большой мешковатой одежде, что могла бы скрыть пару больших шрамов на теле, и словно укрыть себя от остального мира.
      Ноги скрывают ото всех джинсы, которые она не намерена снимать, лишь изредка меняя на юбку. Платья девушка носить стесняется, считая себя полноватой. Пара больших браслетов и колец также находятся на хрупких пальцах, словно оттягивая вниз. Очень любит всевозможного вида чулочки и носки, которые одевает каждый раз, независимо от обстоятельств.
      Большая мерзлячка, поэтому в своей сумке всегда носит кофту, или же увесистую куртку со значками, которая кажется девушке очень милой.
      Особенности имиджа: большой шрам, пересекающий ладонь левой руки полностью, охватывая пальцы, странно еще, что не отвалились. Множество веснушек и на теле, которые замазывать нету ни сил, ни времени.
      (Не) Краткая Биография: В день ее рождения, по словам матери Ми, снова зацвела сакура за окном, несмотря на то, что момент цветения давно прошел к тому моменту. Девушка родилась в полноценной семье, где и научилась манерам, умению сопереживать и помогать другим.
      Как и у многих сталкивалась с проблемами со старшим братом, который, из-за значительной разницы в возрасте, быстро покинул дом, оставляя родителей и мелкую, чему сама Ми была рада. К тому же, примерно в возрасте четырнадцати лет, обнаружила у себя способность, что с радостью развивала на родителях и знакомых, пока в один день сила не ущипнула ее слишком сильно, после чего такие частые применения были прекращены. Из-аз странного поведения одноклассники Ми недолюбливали, пускай уважали, почему и не лезли.
      Отучившись на нормальные (чаще даже хорошие оценки), Даён поступила в университет, где и столкнулась с будущей подругой на всю жизнь, спасая Йору от влияния отчима, и даря ту ласку, которой сама была наполнена до краев. Девушки правда сдружились, несмотря на разные ценности и отличия в характере, обнаруживая необычные схожести, которые и стали дополнять обеих. Университетские года были восхитительны, это стало лучшим временем жизни Даён, которая получала постоянные штыки преподавателей, тусила до утра с друзьями, иногда слишком много выпивала, и баловалась со способностью, выручая хорошие оценки за деньги.
      После того как окончила бесполезный универ, переехала на съемную квартиру с Йорой, которая в скором времени нашла постоянную работу моделью, взбираясь все выше по шкале популярности. А спустя пару месяцев к ним нагрянул сын брата, тогда еще десятилетний Джидзуки, который должен был остаться у подруг до того момента, как его отец с матерью не нагуляются. Ни Йора, ни Ми не были против компании, с радостью балую племянника, разрешая ему почти все.
      Кольди давно предлагала подруге покрасить волосы, но та долго не решлась. В конце концов, сначала кончики окрасились в яркий цвет, а после и вся длина, становясь своеобразным путем в новую жизнь после смерти родителей.
      Позже встретилась с Эдогавой, который снова не смог правильно воспользоваться билетом в метро. Как оказалось, Ми забыла деньги, и пришлось использовать способность. А Ранпо тоже не дурак, быстро заметил, в чем дело, и едва ли не через полчаса, за руку отвел девушку к Фукузаве, демонстрируя нового эспера. В тот момент будущая детектив даже не подозревала, что с самой обыкновенной работы продавца-консультанта перескочит на должность агента, спасая мир от липкой грязи Портовой Мафии. И не только.
      То, что нравится, и что терпеть не может: очень любит честность, ценит в людях их внутренний потенциал. Имеет пристрастие к к книгам романтического содержания, которые читает втайне ото всех, при этом также держа на полке дряхлые сборники ужасов, которые тоже не прочь перечитать.
      Большая фанатка газировки различного типа, которую хлещет почти ежедневно, стараясь из разнообразия вкусов выбирать ежевику. Очень любит собак, но себе завести не может - следить за питомцем будет некому, ведь и она, и Йора на работе до поздней ночи, если не дольше. Очень ценит свою семью, уважает матерей и отцов одиночек, которые правда уделяют время детям, так как по опыту Кольди сильно грустит.
      Ненавидит шумную толпу, от которой порой так сложно скрываться, частые ссоры, которых лично пробует избегать. Эгоистов, что видят в мире себя, и никого больше.
      Фобии: бронтофобия (боязнь грома).
      Другие способности (или же таланты): она очень неплоха в обращении с различного вида пистолетами, умело управляя почти любым видом огенестрелки. "всегда трезвая" — это про нее. Девушку не берет почти никакой алкоголь, даже в очень больших количествах. Вернее, даже если и берет, то не до состояния бревна. Умеет сносно водить машину. Кроме традиционного японского знает разговорный английский, и слабо понимает французский.
      Хобби: как таковое отсутствует. Единственное что, увлекается чтением, хотя за хобби это считать тяжело, так как чаще всего, после тяжелого дня не хочется и глаза поднимать, только рухнуть в объятия мягкой кровати.
      Возлюбленный: Сигма
      Отношения с персонажами:
      *С родителями после переезда на новую квартиру произошла крупная ссора, после которой они долго не виделись, а спустя меньше года, оба попали в аварию, после которой отец погиб на месте, а мать пролежала в коме месяц, прежде чем умерла. Винит себя за то, что так мало времени уделила им, не была рядом когда надо было. До этого же отношения были в целом нормальные, если исключить то, что те требовали от девочки слишком многого.
      *С братом всегда общались тяжело, редко находя общий язык. Отношения нельзя описать особо дружелюбными, да и помогать друг другу оба не спешат, и тем не менее родственные связи делают свое дело.
      *Джидзуки (племянник) стал своеобразным моторчиком в жизни Ми, которая правда к мальчишке привязалась. Готовы убить друг за друга, действительно чувствуют связь. Даён рада ощущать себя важной в жизни мальчика, который сам начинает сомневаться в родительской любви. Любят проводить вместе все свободное время, помогая как при помощи способностей, так и личностными качествами, так и с простыми домашними делами.
      *Йора (лучшая подруга) навсегда останется самой теплой девушкой в жизни Ми. Познакомившись в университетское время, дальше не захотели прощаться, переехав сначал в одну съемную квартиру, а после и купив ее вовсе. Переезд Джидзуки только сильнее сплотил сердца, заставляя обеих чувствовать себя, если не потерянными сестрами, то хотя бы самыми близкими людьми в жизни.
      Не смотря на то, что Йора не эспер, Фукудзава позволил ей узнать тайну двоих работников. которым приходится жить с ней под одной крышей. Кольди, не только подрабатывает моделью, но и дополнительно помогает со всякими делами агентству, прокачивая навыки рукопашного боя, а также программирования.
      *Ранпо Эдогава, кроме того, что привел Ми в обитель организации, еще и умудрился стать для девушки лучшим другом.
      Всё началось с того, как сильно Даён восхищалась способностью парня, предпочитая как можно чаще проводить рядом время. После разговора с Йосано, та узнала, что Ранпо просто наигрывает, чем была введена не только в общий ступор, но и приятно удивлена, ведь такая догадка в еще юном мозгу проскальзывала.
      Эдогава ощущает себя спокойнее рядом с эспером вроде Харудзими, так как сила и выносливость ее главные помощники, а стремление к справедливости всегда горит внутри огнем. После работы они любят перекусить в кондитерской (ясное дело, за счет Ми. Не пристало приглашающему довольствоваться чужими деньгами!).Не редкий гость дома у девы, где любят обсудить По-куна, или же глупый способ убийства в той или иной книге. Доказал Даён, что эгоизм - не всегда настоящее лицо человека, куда важнее понять и осознать, откуда растут ноги такого поведения. Во всяком случае, так казалось эсперу.
      *По общим наблюдениям агентства, стало ясно, что Акико предпочитает женскую компанию Ми, чем какую либо другую. Девушки любят обсудить теории заговора, кровавые происшествия, и пожаловаться на сексизм со стороны таможенных мужчин. Не смотря на то, что Ми предпочитает обходить тему толерантности стороной, может с удовольствием выслушать, когда надо поддакивая. Хорошие коллеги и знакомые, но пока что, к большему не стремятся.
      *Даже не увидев на разу лика Достоевского, сразу же осознала, что презирает. Человеческие жизни - действительно важное звено в цепочке жизни Ми. Она стремится поддержать жизнь, спасти всех, кого можно. Террористические же акты, и многие другие неблагоприятные действия, произведенные мужчиной вызывают неподдельный ужас и отторжение. Была счастлива узнать, в каком положении в конце оказался Федор.
      Так как по решению Дазая, в план входило пленение "Смертью Небожителей" Ми, вынуждена была наблюдаться подчиненными на усладу Достоевскому, который бы с радостью и сам выудил полезную информацию, даже если бы пришлось расколоть череп надвое.
      *Гоголь и был пытающим. Фиалковые глаза болезненно сжимались, стоило только увидеть клоуна вблизи. Ему все пытки приносили удовольствие и отраду, Даён же готова была рыдать так громко, что в ушах зазвенит, и тем не менее молча терпела боль, не позволяя ему уверится в исключительности.
      Николая она скорее привлекает своей мощью, закипающей внутри силой. Клоун бы скорее обрадовался, перейдя девушка на другую сторону, поменяв местоположение на шахматной доске Дазая и Достоевского, но, точно знает, что ни к чему желание не приведет, так что, даже не пробует предлагать, хотя и не скрывает особо. В честь этого ослабляет пытки телесные, скорее прибегая к психологическому насилию, надеясь, что расколется.
      *С Сигмой была знакома отчасти, куда чаще слыша о нем краем уха от врагов. После первой встречи, признала его исключительность и способность, отмечая, что тому просто не повезло с местом, куда он попал. Уверенна, что окажись он на другой стороне. или хотя бы не попади под прицел Достоевского - Сигма стал бы отличным воином стороны добра.
      *Акутагава-старший вызывал в деве всегда смешанные чувства. С одной стороны, нормальным было будоражащее душу желание получить признание, а с другой - он убивал неповинных. В коцне, после того, как Рю доказал, насколько он силен, пожалела. что не смогла бы стать наставницей для владельца Расёмона, так как искренне соболезнует его и Гин судьбе.
      *Сильно уважает Коё, находя исключительно сильной женщиной. Стремится быть втайне похожей на нее своим спокойствием, и умением всегда улыбаться врагу на поле. Считает способность "Золотой Демон" очень сильной, и рада видеть, что женщина совладает со своей одаренностью в разы лучше, чем это раньше было у Кёки. Не раз говорила остальным слова восхищения, но сама предпочитает помалкивать, неловко отводя в сторону глаза при виде рубиноволосой дамы.
      *Кенджи и Кёка стали любимцами дамы, стоило только их увидеть. Исключительная любовь Даён к детям завязала долгий узел привязанности к этим двоим, стараясь максимально заменить Кёке умерших родителей, а Кенджи - семью, что в Йокогаме нету. Любит уделить им побольше внимания, всячески балуя, и поощряя. Рада, что Джидзуки смог найти с ними общий язык, и поддерживает его умение адаптироваться.
      *По-кун и Огури вызывают у девушки отдельную долю уважения. Очень любит детективы Эдгара, проводя много времени еще и с Карлом, хотя зачастую всегда быстро выходит из книги, но, в отличии от лучшего друга, на недостатки указывает мягко, стараясь не задеть писателя острой критикой.
      С Огури познакомилась спонтанно, и пусть толком в нем не разобралась, считает отменным человеком, раз из-под гнета Федора смог уйти, и начать заново строить свой мир.Слабая доля сопереживания его судьбе также присутствует в девичьем сердце.
      Небольшие факты о персонаже:
      *глубоко в душе ранима, хоть и не привыкла показывать это на лице;
      *любимый цвет - голубой, пусть волосы покрашены синим;
      *заядлая спорщица, но об этом мало кто знает;
      *презирает ложь, считая человеческой слабостью;
      *история о сакуре на 6 сентября - чистый вымысел-сказка, подарок от матери, так скажем;
      *ценит настоящую дружбу, и не понимает, как можно лживо клеветать другого, и лгать о сокровенном.

    • zatmenie
    • zatmenie
    • 5 августа 2020 г. 13:15
    • Воу, довольно интересный персонаж)
      Так, кто начнет первый? И мне надо отойти ненадолго, но я скоро вернусь.

    • fanta_girl
    • fanta_girl
    • 5 августа 2020 г. 13:16
    • Не интересней вашего)
      Буду очень рада, если начнете вы, так как я смогу писать только ночью, скорее всего. Заранее за это извиняюсь

    • zatmenie
    • zatmenie
    • 5 августа 2020 г. 13:22
    • Хорошо, но начну писать чуть позже, как только вернусь)

    • zatmenie
    • zatmenie
    • 5 августа 2020 г. 18:04
    • Я вернулась ^^
      Извиняюсь сразу, если Сигма получится не совсем канонным :")
      --
      Сигма засиживал в своем казино уже битый час. Он все наблюдал за мужчиной, что пытался выиграть новую партию, но все безуспешно. Мужчина провел рукой по своим несколько неровным волосам, откидывая их за спину и внимательно взглянул на человека, сидящего перед ним. Желательные хорошие отзывы могли бы быстро растаять, стоило этому самому человеку проиграть, поэтому Сигма незаметно подложил в колоду парочку хороших карт, позволяя мужчине выиграть. Всё-таки это заведение было на первом месте у эспера и он не хотел потерять хорошие слухи и отзывы.
      Спустя всего пару минут мужчина подскочил, радостно бросая оставшиеся фишки на середину стола. Сигма с улыбкой наблюдал за ним, не скрывая в своих глазах усмешки, но все же позволил тому убедиться в выигрыше. Ему пришлось проводить этого человека до дверей, вручая не хилую сумму денег. Подобное он проворачивал уже не первый раз и всегда все проходило на высшем уровне. Закрыв двери, мужчина протяжно выдохнул и несколько капризно закатил глаза, начиная накручивать прядь белых волос на длинный указательный палец. Сигма чувствовал себя несколько своеобразно. Он привык к таким дням, но что-то в последнее время это его вовсе не радовало. Достоевский с ним пока не связывался, ибо их организации надо было залечь на дно. Гроллес не навещала его уже пару дней из-за нагруженной работы. Можно было конечно связаться с Иваном, но с ним по большей части Сигма пересекался только из-за Софи. Больше он ни с кем особо и не общался, остальные эсперы в некотором роде раздражали Сигму.
      Мужчина простонал из-за безысходности и направился в подсобку. Он взял с деревянного белого стола телефон и быстро набрав уже выученный наизусть номер, стал дожидаться, когда пройдут гудки. На той стороне послышался усталый голос девушки и Сигма как встрепенулся, предлагая ей зайти в казино.
      — Прости, сегодня у меня уже есть дела. Но завтра вечером обещаю прийти — отозвалась Софи, на что беловолосый протяжно и недовольно выдохнул, усаживаясь на поверхность стола.
      — Ну хорошо, буду ждать завтра — в капризном тоне произнес Сигма и Гроллес тихо посмеялась, сбрасывая вызов.
      Конечно же Сигма не знал, что у напарницы Гоголя за дела такие в нерабочее время, но и доставать ее вопросами не стал. Завтра всё и узнает, а сейчас стоило придумать, чем занять себя на ближайшие пару часов. Мужчина все ломал голову, без уже привычных людей было как-то скучно, а его скуку надо развеять. Беловолосый окинул взглядом подсобку и лениво потянулся, вскидывая руки вверх, держа на лице что-то вроде улыбки. Взглянув в большое окно, в голову пришла немного бредовая по мнению эспера идея, но все же не такая уж и плохая. Прогулку по городу никто не отменял, тем более мужчина здесь мало, что знал.
      Вспрыгнув с стола, Сигма поправил свое пальто и поспешил покинуть казино. Главное не напороться на кого-нибудь из Мафии или Агенства. Не хотелось бы попадать в плен к первой организации и бегать от второй. Заведя руки за голову, мужчина шел спокойным шагом по заполненным улицам Йокогамы, специально теряясь среди большого количества людей. Так, на всякий случай.
      Он остановился около витрины, точнее библиотеки и оценивающим взглядом осмотрел представленные книги. То были зарубежные писатели и заинтересовавшись, мужчина решил зайти внутрь. Почему бы и нет, раз ему все равно нечем заняться?
      Колокольчик оповестил о прибытии клиента, или же читателя. Низенькая и довольно милая девушка выскочила из-за угла и заметив посетителя, натянула на лицо улыбку. Сигма особо не обратил на это внимание, продолжая рассматривать интересующие его книги. Он взял в руки красную толстую книгу, в жёстком черном переплете, рассматривая говорящее название «Война и Мир». Сигма повертел ее, рассмотрел со всех сторон и наконец обратился к девушке.
      — О чем? — ему не особо было интересно, но убить время можно и таким способом.
      — О, это очень интересная книга! — улыбаясь, заговорила та — роман-эпопея Льва Николаевича Толстого, описывающий русское общество в эпоху войн против Наполеона в 1805—1812 годах — спокойно говорила особа, стараясь донести до мужчины точный смысл этой книги.
      Сигма вновь взглянул на первый том и поставил его обратно — Про войну? — переспросил тот и получив кивок от девушки, выдохнул — Как скучно — мужчина махнул рукой и пройдясь быстрым взглядом по другим книгам, брезгливо фыркнул, после чего покинул магазин.
      Сигма убрал руки в карманы пальто, думая о том, что услышал в магазине. Какая-то глупая книга про войну, что не особо его заинтересовала. Мужчина прикрыл ненадолго глаза и протяжно выдохнул. Ему почему-то захотелось почитать ее, но в тоже время эспер считал, что тратить свое время на что-то такое глупо и нелепо.
      --
      Девушка стянула с лица черную уже привычную маску и протяжно выдохнула. Следом уже избавилась от бинтов на лице, открывая полностью целый и неповрежденный глаз. Софи проделывала это каждый божий вечер, особенно перед встречей с милым мальчиком по имени Кью. Гроллес всеми силами скрывала то, что является врагом для Портовой Мафии, и дело даже не в том, что она не хочет проблем от этой организации. Девушка просто не хотела разочаровать Юмено, ведь за месяц общения она и правда привязалась к этому мальчику, даже несмотря на его частые заскоки и самобичевание после неудачной встречи с уже разваленной гильдией.
      Софи распустила длинные волосы, убирая часть в небольшую мальвинку и взглянув на себя в зеркало, обнаружила на щеке ещё не зажившую рану, что получила от атаки Акутагавы, когда они последний раз виделись. Этот эспер смог ее ранить, чуть не порвав маску. Гроллес тихо усмехнулась и наклеила пластырь на щеку, после чего надела черные круглые очки и несколько скромно улыбнулась своему отражению. Девушка быстро переоделась в черную водолазку, что хорошо прикрывала шрамы не только на руках и теле, но и шее. Она стала подпрыгивать, натягивая на стройные изувеченные ноги плотные темные штаны, застегивая кожаный ремень на талии и накинув сверху не менее темного цвета кофту, быстро обула ботинки и выбежала из дома, не забыв захлопнуть дверь. Торопилась Гроллес не просто так. Оставалось всего десять минут до встречи, а из-за стычки с Рюноскэ девушка знатно задержалась, но вовремя пришедший Гоголь забрал ее. Не то, чтобы Софи была слабее обладателя расемона, просто ей не поступал приказ его убивать, а значит и смысла в их драке просто не было.
      Предварительно не забыв захватить с собой рюкзак, голубоглазая рванула по тротуару, стараясь не задевать идущих впереди людей. Она добралась до кафе за пять минут и тяжело дыша, оперлась рукой о стену здания. Чуть поодаль уже стояли Чуя и Кью, что обнимал излюбленную куклу, оглядываясь по сторонам в поисках девушки и повернувшись к ней, радостно заулыбался. Мальчишка в считанные секунды подбежал к эспер и заключил ее в теплые объятья, а Накахара спокойным, размашистым шагом приблизился к этой милой парочке.
      — Который раз жалею о том, что согласился на это — усмехнулся рыжик, на что Гроллес слабо улыбнулась.
      — Спасибо вам огромное, Накахара-сан — отозвалась Софи, на что мужчина махнул рукой и направился в другую сторону.
      — Я заберу его ближе к девяти, приведи в парк — напоследок сказал Чуя и скрылся среди толпы людей, что спешили домой.
      Девушка протяжно выдохнула, мысленно отмечая, что Накахара всё-таки не узнал ее. Он, благо, не знал, что девушка является той самой «Со-чан», что с лёгкостью совсем недавно отправила его на больничную койку. Проводив мужчину долгим взглядом, Гроллес все рассматривала его спину, что скрывало чёрное пальто. Ей было неловко перед мафиози, но прикрыв глаза, она вновь переключила внимание на Кью, что уже тянул ее внутрь кафе.
      — Сестрица, как у тебя дела? Мы не виделись так давно! — довольно заулыбался мальчуган, уже поедая мороженое. Девушка всегда удивлялась переменчивости настроения этого мальчика.
      — Все как всегда, Кью — спокойно ответила Гроллес, помешивая ложкой кофе. Утром она так и не успела поесть, а сейчас время близилось к шести вечера. С ее-то здоровьем стоило питаться лучше — А ты как? Тебя никто не обижал? — Софи задавала подобные вопросы каждую их встречу, это уже стало привычным.
      — Со мной все в порядке, сестрица — Кьюсаку улыбнулся ещё шире и из-за этого девушка и сама невольно расплылась в несколько уставшей из-за работы улыбке — Ты такая уставшая... — подметил мальчик и усадив страшную куклу на столик, подтянулся к голубоглазой, положив ладонь на ее щеку, на которой красовался свежий белый пластырь — Опять ударилась? Обо что на этот раз? — заинтересованно спросил Кью, наклонив голову в бок.
      Софи чуть замерла, совсем позабыв о порезе, но быстро придумала себе оправдание — С лестницы неудачно упала, лицом приложилась о дверь — девушка неловко посмеялась и Юмено засмеялся вместе с ней.
      — Ты как всегда слишком неуклюжая, сестрица! — воскликнул Кью, откинувшись обратно на спинку стула, вновь принимаясь поедать мороженое.

    • fanta_girl
    • fanta_girl
    • 5 августа 2020 г. 23:23
    • //боже, вы пишете так много и так хорошо. У меня новый гуру. И ещё: я поздно ответила, знаю, но постараюсь больше так не делать.
      Я тоже извиняюсь, если не попала в канон Рюрика, но вроде пыталась.
      И ещё: тут капля спойлеров (правда пыталась сократить, заранее извините), и, напишите пожалуйста, если вы в сети ночью. Просто, не люблю молчание.
      ×××
      Акутагава Рюноскэ:
      — Боже, ты такой нервный, Рю, — Гин устало закатила глаза, поправляя чуть поднявшееся от ветра платье. Девушка смотрела на брата чуть осуждающе, ведь им итак редко приходилось проводить вместе послерабочее время.
      Рюноскэ устало выдохнул, причём до того зло, что мимо проходящие подростки заметно ускорили шаг, громко сглотнув. От этого вены на шее вздулись ещё сильнее, а удержать вероломного родственника от нелестного (ещё бы и не кровавого) комментария смогла только тонкая и мягкая рука. Брюнетка первая тронулась с места, ведя за плечо.
      Тёмные очки чуть сползли с носа обладателя расёмона, и тот стремительно их поправил, прикрывая глаза. Он не торопился идти вперёд, и не важно, что успел пообещать сестре отобедать в любимом тихом и уютном кафетерии. Хотелось бы и рассказать о переживаниях по поводу адски выбесившей русской,пускай Акутагава и понимал, что в первую очередь это было его проколом. Без приказа нападать на далеко не слабую эспера — практически полное самоубийство, даже при участии Ичиё, но для парня это казалось открытием тревоги, будто сам не мог переосмыслить все полученные ранения (коих было не так много), и эмоции. Невольно задумывался: а оценил бы сэмпай такие старания? Тигр бы явно трусливо отступил, предпочитая даже со всей сильнейшей способностью скрыться в тени менее сильных коллег.
      — Не важно. Просто пройдем в кафе, как я и обещал. — принципиально не извиняясь даже перед родной сестрой, Рю ступил на порог заведения, сразу вдыхая аромат еды.
      Тут он бывал не часто, предпочитая полагаться на выбор еды сестры, которая или заказывала ужин из магазина, или готовила нехитрый завтрак в виде яичницы, или другой простейшей и очень скучной трапезы. В целом, жаловаться было особо не на что, так как Рюноскэ в принципе не любил есть, а состояние голода подогревало желание бороться, использовать способность на полную мощь.
      Сестра с милой улыбкой села за столик, устраивая там маленькую сумочку — подарок от Ми. Та очень любила делать "анонимные" подарки которые зачастую должны были преукрашать женскую индивидуальность, и подчеркивать нежность девушки. Кроме сумочек и ожерелий, общий гардероб Гин уже пополнился платьями и длинными юбками, блузками. Не сказать, что Акутагава старший был особо счастлив от этих презентов (подобного рода одежда привлекала нежелательное внимания мужского сообщества), зато сестрица так ярко улыбалась, примеряя то или иное платье.
      Пес заблудший немного неуверенно устроился рядом, сразу замечая не только раздражающий, но и противно-дружелюбный взгляд официантки, которая подошла по мнению мафиози подозрительно быстро. Младшая устремилась первой сделать заказ, который уже, казалось, говорился как инстинкт. Интересно, а часто ли девушка без брата посещала заведение?
      Рю невольно рассмотрел остальных посетителей, среди которых мелькнула макушка Кью и незнакомой девушки. Эта самая девица казалась смутно знакомой, и в то же время вспомнить имя было тяжело, хотя оно, казалось, вертетелось на языке. В голове невольно восстал образ бывшей противницы, которую удалось ранить в области щеки. Пластырь оказалась и на лице незнакомки.
      «Глупое совпадение» — одними губами задумчиво прошептал мафиози, когда полноватая женщина в форме кафе положила руку ему на спину.
      — А что будете вы? — отвлекла от накатившей мысли, а Акутагава старший чуть вздрогнул. Он уже почти позабыл о том, где именно и по какой причине находился. Это вызвало на удивление не отторжение, а наоборот, чуть успокоило нервные клетки.
      — Просто кофе. — он говорил хрипло, специально дожидаясь, когда работница отойдет, чтоб восстановить слежку. Почему-то, расстворится в столь долгожданное вечере пятницы не удавалось, очи снова возвращались на эту загадочную девушку. Мысли запутались. Да, он слышал, что Кьюсаки проводил время с какой-то девчонкой, но это была вся информация. Заполнять оковы памяти бесполезной информацией было недальновидно. Тем более, он скоро бы забыл об этом, скорее всего.
      — Эй-эй, братец, приглянулась девушка?
      — С чего ты это взяла?
      — Ты так внимательно и долго смотришь на неё. На тебя не очень похоже. — перебирая тёмные локоны, дева усмехнулась. Конечно, эспер не оценит подобных предположений. И тем не менее, парень от чего-то не спешил отвечать, все также неотрывно пробегая по всему телу юной незнакомки, ища ответы на свои вопросы.
      Скоро Гин получила свой молочный коктейль, которому так бесценно радовалась, совсем как маленькая девочка. И Рюноскэ был искренне счастлив видеть в добром здравии эту улыбку, после всего, что приходилось пережить в прошлом их маленькой семье.
      Организация же крыс ставила под откос все то, что уже удалось приобрести в мафии им обоим. Наверное, по этой самой причине, мысли занимала противница. В момент, когда Достоевский находился в заточении, с одной стороны можно было и вздыхать спокойно, но его последователи излишне сильно давили на и без того изрядно помятую психику. Обидно, что не удалось переломить ей парочку костей, пускай способностью восстановить сохранность Софи было не тяжело. Скорее всего, в личном списке решенных проблем, которые потом мог бы с уверенностью в глазах протянуть Дазаю, это бы было далеко не на последнем месте.
      — Подойди познакомься, раз так нравится. Это вполне может быть последняя встреча. — Гин переняла из рук знакомой официантки аккуратную тарелочку с вишневыи пирогом, едва ли не облизываясь.
      Фырканье послужило ответом, что было ожидаемо. Отхлебнув горячего, излишне горького напитка, он блаженно прикрыл глаза веками, стараясь все таки раствориться во всей уютности вечера. Тихо позвякивали баночки, внутри которых расположились лампочки, посетители не были слишком громкими, даже не выделялись особо (ну, кроме необычной парочки), а суеты обычных улиц города, что были видны сквозь большие панорамные окна, не были доступны более.
      Тихо вздохнув уже второй раз за вечер, Акутагава вспомнил о предстоящем задании по устранению одной мелкой шайки, которая мешала Портовой Мафии, и едва заметно его губы тронулись в улыбке. Убийство — это показатель силы. А значит, приблизится к признанию Осаму будет проще, значит, он наконец не будет скован оковами его мнения и решений. Возможно, после этого станет интересней свет привычных человеческих радостей, в виде семьи, друзей, или же даже ненавистных детей. Вроде Юмено, что сидел за соседним столиком, и скорее всего уже заметил холодные омуты на себе и спутнице.
      Кью, не смотря на всю свою бесячую и плаксивую натуру, которая создавала проблемы для себя и остальных в организации, был донельзя смышлен и обучен использовать интуицию. Это не вызывало особых эмоций, но Акутагава мог быть хоть немного больше уверен, что ему кажется, и сейчас не враг сидит так близко, (только протяни руку, и раздели плоть на части при помощи расёмона), пытаясь уничтожить даже эту толику свободы, которая, казалось, вытекала из пальцев притавучим и очень липким песком отпущения и злобы.
      Кашель пронзает слишком быстро, и кровавые капельки некрасиво смотрятся на выглаженной белой рубашке, которая отлично сидела на худощавом теле. Уже успел и забыть о болезни.
      Сестра ведёт плечами, в глазах видно беспокойство. А Рюноскэ просто надеется не превлечь к себе особого внимания, хотя и видно, как остальные посетители косятся. Вот бы перезать их глотки, или упиваясь криками боли, наблюдая чёрную массу способности пересекающую грудь, которая, скорее всего больше никогда не станет вздыматься, делая очередной вздох по утрам. Благо, положение позволяло. Только, босс такой "инициативы" не оценит.
      Отогнав эту мысль, протер красный сгусток с тонких полосок-губ. Взгляд снова приковался на знакомых посетителях, что явно наблюдали теперь. Верно, хриплый звук оказался по-настоящему громким в этот раз.
      Спешащая помочь работница была оставлена тонкой рукой, выставленной почти перед носом, с явно скрытой в этом просьбой: заткнуться, и делать вид, что ничего не случилось.
      ×××
      Даён Харудзими (Ми):
      Наконец выйдя за двери любимого агентства, Даён устало потерла внутреннюю сторону ладони. На ней все ещё находился болючий след от Гоголя — шрам-тату в виде эмблемы крыс. Такой весёлый подарок был оставлен на последок, чтобы точно не забыла те ужасные месяцы, которые довелось проводить в плену у психопатов. На остальных частях теда также были многочисленные ссадины, синяки и шрамы. Рука только день назад избавилась от гипса, а ступать на левую ногу было неприятно.
      Джидзуки, что стоял рядом, сочувственно взял ладонь Ми в свою. Та улыбнулась сразу, желая погладить мальчишку по голове, но запоздало вспомнив, какая именно рука отдавала болью, зашипела, тряся.
      — Ми, зачем? Так глупо... — Джидз устало потер переносицу, чуть гладя по плечам тётку. Та же, между почти, была выше на всего жалких семь сантиметров, и при этом, вела себя как настоящий неопытный ребёнок.
      — Я же не хотела, — голос её чуть дрогнул. Видимо, догадалась, о чем думал малец. И это вызывало у девы неподдельный смех, желание громко расхохотаться. Этот парень явно не даст себя обидеть, и будет готов ко взвешенным решениям, которые, между прочим, назревали совсем скоро. Отец Джидзуки — Лен, собирался приехать в Йокогаму на днях, чтобы проведать сына.
      Харудзими посмотрела на часы. Через час вернётся Йора с самолета, а значит, лучше быть дома, чтобы помочь мега известной модели привести себя в порядок. Завтра интервью, прочие показы через неделю... И значит, время поспать будет только на работе, хорошо хоть, что все пока тихо-мирно.
      Ступив, при этом чуть хромая, девушка пошла домой, интересуясь, по какой такой причине Даён младший пропускал занятия. Эта тема была особо щекотливой, ведь несмотря на работу в агентстве, тринадцатилетнему мальчику просто нужно было ходить на занятия, набираясь знаний. Вместо этого же, он предпочитал шататься с Кенджи по улицам, и хвастаться одноклассникам красными волосами. Ми лично его красила, так что была уверена в сохранности волос. На первое время.
      — Ты превращаешься в наседку, — недовольно рассмеялся мальчик, а Ми снова улыбнулась. С этим милым "подростком", было всегда до того забавно и весело.
      — Я не наседка, а просто стремлюсь к тому, чтобы твоё будущее сложилось как нельзя лучше. Все таки, агентство вполне может стать лишь этапом жизни. Ты сам понимаешь, я боюсь подвергать тебя любой опасности. Ты же ребёнок. — пожимает плечами. — но сегодня у нас званый ужин в честь приезда звезды! Надо бы прикупить продуктов. — достала из кармана штанов листок, где ровным, круглым почерком значился список продуктов, который успела написать на работе. В большинстве своём там были сладости (а все из-за влияния подлого Эдогавы! Тот, нагло светя сластями, нарочито медленно откусывал лакомый кусочек от пончика, чем вызвал нервное сглатывание у негодующей подруги), но и полезные продукты находились. Порадовать Кольди на самом деле очень хотелось, потому что она заслуживала немного радостного и неподдельного поощрения.
      Внезапно, среди улиц мелькнула знакомая голова. Владелец казино, что спокойно прогуливался по не особо не заполненной людьми улице.
      — Это же Сигма! — она чуть вздрогнула. Увидеть тут одного из сообщников мучителя не было в планах. Скорее всего, его бы стоило по сторонится, так как ещё неизвестно, что за важная причина выудила из не наглядного казино этого "домоседа".
      — Кто-кто?
      — Этот человек — сообщник Гоголя. — мальчика передернуло. — Иди домой, Джидз.
      — Самое интресное пропущу!
      — Это он получил от меня информацию об агентстве. И я не знаю, как много ещё. Его способность — наверное самая опасная для пленников, которые должны скрыть информацию. Ну, после твоей. Уходи, я же говорю.
      Недовольно фыркнув, мальчик повернул в другую сторону, взяв с собой список. Закупится в универмаге рядом с домом.
      — Но будь осторожней. Мало ли, тут может быть и Гоголь. Или ещё кто. — доставая из-за пазухи пистолет, Ми сжала его одной ладонью, другую же подготовив к использованию против Сигмы. Такими темпами, её идеальный вечер с семьёй вполне мог окончится весёлой погоней за преступником.
      Ми, не скрывая того, открыто пошла на встречу возможной опасности, понимая, что слежка может привести разве что к тому, что потеряет террориста из виду.
      Её волосы развивались на ветру, придавая ситуации большей напыщенности, чего она не очень-то и хотела.
      — Дела, я так погляжу? — она приулбнулась краями губ. Да, в Сигме была заточена опасность. Он точно знал о тайной части одаренности Даён, и скорее всего, не то что не позволит подойти слишком близко, тем более продеожать палец на лбу слишком много, ведь для владельца казино это станет последним.
      И пускай он даже нравился ей, не вызывал отторжения, Даён явно не стремилась оставлять вражду в сторону. Не сейчас.

    • fanta_girl
    • fanta_girl
    • 6 августа 2020 г. 16:43
    • добрый день?

    • zatmenie
    • zatmenie
    • 7 августа 2020 г. 21:46
    • Доброй ночи.
      Очень извиняюсь, что пропала. Довольно насыщенные два дня у меня были. Ещё раз простите, что не сообщила о своей пропаже раньше.
      Ой, вы меня смущаете :"). Не так уж и много, бывало и больше)
      Воу, вы хорошо попали в канон Рю, я довольна ;)
      Да, я порой сижу в сети ночью)
      Как ваши дела? Как вы себя чувствуете?
      --
      Сигма все продолжал бродить по улицам Йокогамы, иногда обращая внимание на какие-то вывески и витрины. Он даже успел зайти в одно небольшой кафе, которое, правда, не особо его заинтересовало. Заказав себе чай с собой, мужчина довольно быстро покинул здание, словно желая сбежать от взглядов посторонних людей, что начинали уже раздражать эспера.
      Уже ближе к позднему вечеру люди стали расходиться. Бедный Сигма все продолжал ломать голову над тем, чем же ему заняться. Он обошел почти весь город, и это только на своих двоих. Эспер скучающе окинул взглядом новую улицу, на которую набрёл и вспомнил про Детективное Агенство, с которым невольно встречался некоторое время назад. Сигма провел рукой по своим волосам и расплылся в странной улыбке, прикрыв ненадолго глаза. Именно в этот момент он услышал смутно знакомый голос. Эспер неспеша обернулся в сторону Ми и несколько скучающе осмотрел ее с головы до ног. Но как только девушка сделала пару шагов к нему, беловолосый отпрыгнул чуть назад, словно так и указывая на то, что к нему не стоит приближаться. Сигма продолжал выглядеть слишком спокойно, что не особо было на него похоже. Правда, спустя всего пару секунд, на его лице расцвела уже привычная для многих людей и эсперов улыбка, что, честно говоря, не внушала особого доверия.
      Он узнал ее. Даён была одной из тех малых эсперов, что действительно интересовали Сигму. Мужчина даже позабыл об этой особе, ведь давно с ней не виделся, но стоило ему получше всмотреться в эти фиалковые, необычайные глаза, как в голову сразу же ударили несколько назойливые воспоминания их встречи. Как раз той самой последней, после пыток этой девчонки. Сигма помнил о пытках, словно это произошло только вчера.
      — Даён, давно не виделись — решил заговорить мужчина спустя довольно долгую паузу. Ему просто нужно было время на то, чтобы точно припомнить имя этой девушки — А я-то думал, что мы больше не увидимся — усмехнулся Сигма, зачесывая свои неровные пряди назад длинными пальцами. Мужчина все ещё был расслаблен, он совершенно не боялся девушку, но остерегался ее, ведь знал о некоей тайне способности Харудзими.
      Заметив, что та держит в руке пистолет, едва заметно хмыкнул. Сигма искренне поражался ее смелости, но это было даже глупо, ведь противник куда сильнее. Уперев одну руку в бок, он молча продолжал наблюдать за эспер. Точнее, рассматривать. При их последней встрече, мужчина не смог толком разглядеть девушку. Он видел ее издалека, и слышал по рассказам Софи и самого Гоголя, что, как знал сам Сигма, и пытал девушку.
      Заведя другую руку за голову, чуть ероша собственные локоны, Сигма прикрыл ненадолго глаза, временно погружаясь в свои мысли. Он все думал об этой девушке и пытался припомнить то, что знал о ней. Конечно можно было и способностью воспользоваться, но так не интересно. Куда интереснее узнавать эспера в неформальной обстановке, как, например, сейчас.
      — Дела? — припомнил тот и задумчиво приложил указательный палец к своим губам — Да нет слоняюсь без дела, скучно мне — честно ответил Сигма, но прекрасно заметил недоверие в глазах собеседницы. Это позабавило мужчину, но он почти никак не изменился в лице.
      Сигма конечно мог продолжать вот так стоять, не сводя своего взора глаз с особы, но все же и это ему быстро наскучило. Сейчас мужчина мог бы походить на вечно недовольного жизнью подростка, в прочем, скорее всего так и было, учитывая характер этого эспера — Как поживаешь? После плена уже оклемалась? — вновь заговорил Сигма. Он желал продолжить разговор, ведь хотя бы так развеет скуку. Хотя можно было бы и вступить в бой, но в этом эспер не видел никакого смысла, ибо мог победить особу. Может и не сразу, но все равно одержал бы победу.
      Время тянулось неумолимо долго, а никто так и не сдвинулся с места. Мужчина просто не желал уворачиваться от пуль, поэтому и стоял, как вкопанный, словно позировал для художника. А девушка видимо не знала, как правильно ей поступить. Так думал Сигма.
      Эспер демонстративно медленно поднес руку ко рту и протяжно зевнул. Он всем своим видом показывал скуку, словно так и намекая Даён хоть на какие-то действия. Ну хоть на что-то, что могло бы его заинтересовать, развеселить. Сигма пару минут ещё простоял, но вскоре не выдержал.
      — Мы так и будем просто смотреть друг на друга? — вопрос звучал крайне глупо и неуместно в этой ситуации, но почему бы и нет. Сигма считал, что если ничего не скажет, то они так и простоят весь оставшийся вечер и ночь.
      Мужчина сделал пару шагов назад, а затем резко развернулся и ринулся по уже пустой улице. Он бежал с заманчивой улыбкой на лице, не особо быстро, словно позволяя Ми следовать за собой. Сигма завернул за угол и остановился у стены, прижавшись к ней спиной. Обладатель интересной способности стал прислушиваться к приближающимся шагам, и неожиданно выскочил, расставив руки по бокал от своей головы. Заметив, как дернулась Даён, эспер громко рассмеялся, вновь быстро отстранившись от нее и побежав дальше. Это казалось какой-то игрой. Глупой детской игрой, в которую решил сыграть слишком взрослый мужчина. Ему хотелось, чтобы девушка преследовала его. Салки, довольно интересно же. Утолить свою скуку он смог в миг, правда бег давался ему не так уж просто, особенно, когда буквально перед лицом возникал какой-нибудь человек. Сигма просто в наглую отталкивал прохожего, чтобы тот его не задерживал и продолжал бежать, пару раз оглядываясь назад, чтобы удостовериться, что эспер бежит сзади.
      --
      Гроллес почти сразу обратила внимание на вошедших Гин и Рюноскэ. Она конечно же узнала обладателя расемона и мысленно выругалась, думая, что тот ее узнает. А почувстовав на себе и пристальный взгляд, вовсе стала чувствовать себя крайне скованно. Софи постаралась отвлечься от тревожных мыслей и полностью переняла все внимание на Кью, что уже попивал молочный коктейль, расправившись с мороженным.
      — Сестрица, все в порядке? — мальчик словно и не замечал пристального взора серебряных глаз на своей спине. Или просто игнорировал Акутагаву всеми силами, не желая терять драгоценное время на него.
      Эспер несколько неуверенно взглянула на Кьюсаку и расплылась в теплой улыбке, поправляя круглые очки — Да, вполне — коротко ответила Гроллес и протянув руку, потрепала юношу по голове.
      Просидели в кафе они не так уж и долго. Девушка продолжала чувствовать себя неловко, ведь взгляд Аку очень уж редко отрывался от ее физиономии. Софи даже подумала, что он и правда узнал ее, но она быстро успокоила себя, утверждая, что это невозможно. Ещё никто не узнавал девушку без маски и бинтов. Расплатившись, она поднялась со стула и протянула мальчишке руку. Тот радостно ухватился за нее, переплетая по-детски пальцы, ярко улыбаясь и прикрывая свои темные, глубокие глаза. Гроллес невольно подумала, что он и правда мог бы стать ее младшим братцем, но не при такой работе. Софи решила, что никогда не использует Юмено, даже если ей и прикажут. Она не тронет этого ребенка ни при каких обстоятельствах.
      Гроллес кратко перевела свои небесные глаза на соседний столик, за которым сидели Гин и Рю. Она слышала до этого его кашель и ей стало несколько жаль Акутагаву. Софи бы с радостью вылечила его, если бы могла. Ее способность не лечит патологические и развивающиеся заболевания, только ранения. Огромный минус, не правда ли. Минус, о котором никто не знал, кроме самой девушки.
      Отмахнувшись от новых неприятных мыслей, особа чуть плотнее сжала ручку Кью и вышла из кафе — Куда пойдем? — спросила та, наклонив голову в бок, из-за чего несколько длинных прядей скатились на бок, прикрывая частично лицо особы.
      — Хочу в парк аттракционов! — воскликнул Юмено, чуть ли не запрыгав от накатившего восторга. Он редко бывал в таких местах.
      Софи кивнула и повела мальчика в парк. Кстати говоря, через пару часов именно от туда Чуя и заберет Кьюсаку, так что не придется волноваться о том, что можно опоздать. Гроллес по привычке взглянула на время, отмечая, что у них есть ровно два часа на развлечения. Она окинула парк быстрым взглядом, думая, куда юношу точно пустят и остановила свой взгляд на тире. Указав на палатку, девушка сразу заметила, как засияли глаза Кью. Софи мило усмехнулась и направилась именно туда.
      В тире особа выиграла мальчику плюшевого медведя. Конечно, он не сравнится с куклой юноши, но тот все равно был рад. Софи купила ему сахарной ваты, они прокатились на не особо опасных горках и успели попасть на колесо обозрения. Хороший вечер выдался, хоть и попробовали они мало чего. Уже вдалеке, около входа в парк, эспер увидела несколько низкую фигуру в темном плаще и знакомой шляпке. Юмено нехотя последовал за ней, все ещё не отпуская руку особы. В другой же он держал обе игрушки — О, так вы здесь были — несколько радушно произнес Накахара и взглянул на Кью, что уже успел обнять девушку и подойти к нему — До встречи — как всегда, особо он не общался с Софи, старался быстрее забрать мальчика и ответи обратно в штаб.
      Гроллес кивнула и помазала юноше рукой. Она провожала из взглядом, пока те не скрылись в толпе людей и несколько устало выдохнула, врроводя рукой по своим волосам. Девушка хотела просто вернуться домой и улечься на свою мягкую большую кровать, забывшись в приятном долгом сне. А ещё ее радовало, что завтра у нее что-то вроде выходного. Особа вспомнила, что ей стоило бы навестить Сигму. С такими мыслями она и двинулась по улице, только завернула в какую-то подворотню, чувствуя за собой слежку. Софи не была из глупых, поэтому собиралась быстро уйти таким путем. Сделать это конечно не так и легко, придется побродить, но она уже привыкла к этому городу, многое знала.

    • fanta_girl
    • fanta_girl
    • 7 августа 2020 г. 22:34
    • Доброй ночи. Я, обычно, ночами сижу в сети. Вы не против, если мы пока поболтаем? Я сяду писать пост прямо сейчас, если что
      Просто, я бы хотела подружиться с вами. Серьёзно, таких невероятно классных соролов ещё стоит поискать

    • fanta_girl
    • fanta_girl
    • 8 августа 2020 г. 1:31
    • Откровенно недовольна постом за Ми, идей почти ноль в час ночи
      Зато за Аку я в целом довольна.
      Скорее всего будет много ошибок, заранее извините.
      °°°
      Акутагава Рюноскэ:
      Наблюдать за ребёнком и подозреваемой из-за угла было бы глупо, поэтому Рюноскэ попдпочел отправить Гин (как отличного стрелка, и занимательную отвлекающую картинку), на передовую линию.
      И между прочим, в тире она была абсолютной победительницей. Со стороны неоднократно слышались восторженные возгласы: ещё бы! Милая девушка обыгрывает в стрелялки крупных мужчин, стереотипно-глуповатых и излишне переполненных предрассудками. Аплодисменты заставляли сестру краснеть, а единственным заданием Акутагавы в этот момент, кроме слежки до того внимательной, было проверять, а не слишком ли далеко зашли руки полу-пьяных громил. И пускай в бордовой сумочке вместо косметики лежали пистолеты и ножи, Рю бы никогда не позвонил при нем со спокойной душой лезть к его маленькой и самой дорогой сестренке.
      Дальше же дело практики — активно строить идеальных брата и сестру, которые просто кормили уток у озерца, или совершенно случайно целых десять минут торчали у колёса обозрения (где по-счастливой случайности рядом находился общественный туалет).
      За все это время "Софи", была излишне напряжена. заметно было, как иногда механически оборачивалась девушка, как чуть неуверенно ступала в места, где людей скопилось меньше. Да и уверенность Кью заметно угасала, пускай конкретно это было достаточно тяжело определить. Акутагава начинал интересоваться этим делом все больше. Кровь в венах кипела, от мысли о том, как здорово будет принести эту девчонку израненой шефу, а потом, пусть творит что хочет. Пытками портовая мафия, к счастью, могла с лёгкостью управлять, определяя, какой конкретно уровень боли заслужил тот или иной. Итак ясно, сколько заслужила последовательница главной крысы. Наверное, на стороне мафии такой неубиваемый эспер стал бы отменным оружием. Возможно даже.. Нет. Хотя, Рюноскэ был бы рад, окажись Софи на месте Ичиё (эта хоть по-симпатичнее и по-смекалистей будет).
      На другой стороне мелькнула знакомая фигура одного из пяти членов исполнительного комитета, но мафиози не решился подойти. Конечно, Чуя даже представить себе не мог той опасности, что окружала его конкретно сейчас. Когда глаза врага упиваются в твою шею, а ты не успеешь заметить, когда твою плоть уже обглодали. Предупреждение бы скорее всего мало того, что не содействует, так ещё и дополнительно в открытую обвинить только подозреваемую, а "штрафы" от таких преждевременных и вовсе не подходящих под стратегию босса решений маленькими не были.
      Гин молча наблюдала за происходящим, не желая говорить. Вечер был безнадёжно испорчен, а добавлять масла в огонь разгорающегося гнева брата было опасно, пускай и не смертельно. По приходу домой обязательно будет ждать горячая ванная с пеной, и конечно же свечи, которые недавно перекочевали в семейную брато-сестринскую жизнь от все той же Ми. Ту, кстати говоря, стоило бы поблагодарить ещё и за возможность, послав всех далеко и надолго, откинуться в объятиях расслабления и искреннего удовольствия мечты.
      Внезапно снова громко и даже пронзительно кашляет. Даже чуть страшно за себя, пусть и частое в жизни эспера это явление. С каждым днём становилось больней, лёгкие горели к чертям, видимо стремясь занять свое место в преисподней. Гин опять вздыхает.
      Стоило Чуе покинуть территорию вместе с меньшим подопечным, как обладатель расёмона собрался стремительно пересекать растояние, которое так некстати мешало вцепится в глотку способностью.
      — Ты не заплатил за кофе, помнишь? Будешь должен. — сказала Гин отрешённо напоследок, заправляя тёмные волосы за аккуратное ушко. Её очи даже не смотрели на брата. Даже слепой бы понял, что та обижена, ведь снова оставалась одна.
      — Тот кофе был дерьмовым.
      — Это не имеет значения — ты же его выпил?
      — Я не обязан платить за то, что меня поят помоями.
      Короткий разговор мог бы с лёгкостью оторваться, но заметив, что цель стремится покинуть поле бою, убежать из-под пальцев охотника, Рюноскэ потрепал младшую по голове.
      — Изивини. Просто, спасу наши жизни от одной никчемной букашки. — рука с головы была убрана.
      — Вернешься раньше обычного. И мы обязательно сходим на шоппинг, как только появится свободная минтука. И отблагодарим Даён-сан, она же так много...
      Перерывая тираду будущих пожеланий, количество которых все равно не станет убывать, бессердечный пёс
      Покидает своё место, не отставая от жертвы обстоятельств, которая так искусно обводила вокруг носа не одну орагнизацию.
      «Совсем глупая. Вон какая, уже сама готова атаковать, к каждому шороху прислушивается, девочка, а в темную подвортню завернула. Да с такой уверенностью, её и без меня давно бы прикончили излишки общества.» — перемещался эспер закономерно — на способности. Расёмон абсолютно бесшумно помогал перемещаться с места на место, при этом не теряя цель из виду.
      Но в один момент, мафиози надоедает вся эта игра. Позволяет себе оказаться внизу, на твёрдой земле, где, на удивление, вовсе не ощущает себя безопасно.
      Хватает сзади подозреваемую за плечо, чуть наколняя голову к маленькому ушку. Как в фильме, заправляет прядь, и руками захватывает ладони русской.
      — Поймал.
      Тут бы ему пронзить со всей дури — насквозь кишки в свободный полет по воздуху, но удерживает внутренне нежелание портить такой ограненный алмаз. Даже если восстановит внешний облик, на это уйдёт время. Мори же предпочитал быстрое представление основного блюда.
      На самом деле, говорить было нечего. Он пальцами тонкими повернул к себе лицом, смотря в глаза с такой ярой ненавистью, какую разве что только тигр мог бы к себе больше привлечь.
      «И вот это милое личико поддерживает желание захватить над миром власть? Будь чуть по младше, и мысля бы такая не проскользнула. Обманчивая эта внешность вещь.»
      Даже мысли были пустыми. Все паыосные речи ( а их за пару часов создалось много ), выветрились. Вблизи, когда каждую маленькую несовершенность внешности можно подметить, когда дева чуть-чуть, совсем незаметно подрагивает — её не хотелось уже так яростно убить, но покарать за все то, что уже успела (и ещё сделает), стоило.
      Акутагава находил между ними сильную схожесть. Брошеные, они нашли свой приют в месте, где все также тёмно, где ты сам себя не видишь. Да, Портовая Мафия дала Рю сильный скачок, подарила жизнь и даже сделала её идеальной, перепоненной деньгами, без особых потребностей. Но даже на то, чтобы провести время родной сестрой, нужны были выходные (которых в целом в мафии не существовало), а также возможности. Возможности остаться незамеченными, не вступать в перестрелки,и не ловить русскую глупышку-птичку, которая сама залетала в руки, не особо стараясь укрыться в тени.
      Чтобы развеять гнетущую тишину, Рю отодвинулся, задав самый интересующий вопрос:
      — Какого дьявола ты вообще забыла на территории Портовой Мафии? Кто давал право идти с одним из самых страшных, неконтрлируемых эсперов мод ручку такой как ты? — голос его был как всегда спокоен, но глажа выражали невероятное презрение, — Да ваша организация последняя, где есть место Кью. Этот должен находится под нашим присмотром, крыса. Мы хотя бы осознаем уровень общей опасности, в отличии от тебя.
      И ещё множество вопросов крутились в голове, но эспер вовремя замолчал, устроив одно из лезвий способности сразу за головой одаренной крысы, которую мог проткнуть в любой момент, что было бы, хоть и не особо желательно, зато очень удобно.
      — Я поведу тебя к боссу. Нам всегда нужны такие как ты. И поверь, никакие сообщники тебя не спасут, если на твой след напала мафия, девочка.
      Свободная рука чуть сжалась в кулаке, словно подтверждая эти слова.
      Как только он услышит ответы, сможет с чистой головой везти Софи к Огаю. Рюноскэ самолично был готов брать ответственность за слежку и допросы жертвы, хотя ранее ему худо удавалось получить нужную информацию, скорей уже умирал, обвисая на железных петлях подопытный.
      °°°
      Даён Ми:
      « Просто поддаться течению. Дать немного отдыха, ведь все в безопасности, а значит — волноваться и мне точно так же, совершенно не о чем... »
      Не известно, что конкретно стало причиной, по которой Ми Даён согласилась на глупую игру (иди отвлекающий маневр), но факт оставался фактом. Не удивительно, щеки ведь до сих пор горели после того, как иронично-непринужденно Сигма уточнял о поправке после месяцев страшных пыток, от которых трудом выживала от лишь Богом известной причины.
      Ми сновала по толпе, откровенно не понимая, что за игру затеял её противник. Это было до нельзя глупо и неправильно, но от осознания того, что ей удастаться получить в награду полную власть над Сигмой, стоит только коснуться лба, адреналин и желание победить становились все больше.
      Оббегать город, расталкивая, людей — не самое лучшее дело. Ми извинялась так часто, что начинала сама путаться в словах. Ноги медленно но верно уставали. Воздуха не хватало, хотя Сигма от чего-то идеально поддерживал свои движения, пускай и было видно, что тот тоже склонен к усталости.
      Дольше тянуть подобные шуточки не очень хотелось, и Даён взяла себя в руки, окончательно отказавшись проигрывать у сообщника того человека, от которого шрамов (как внутри, так и снаружи), осталось больше всего.
      — Поймала.
      Резко ускорившись, она схватила того за ворот рубашки, резко оттягивая на себя. Глаза встретились, а Ми потянула поверженного к стене, где людей было не так много, чтобы хоть немного передохнуть после длительной погони, смысла в которой она не видела.
      Стараясь отдышаться, она схватилась за грудь, поправляя чертовски неудобные бинты. В глазах от скорости темнело, причём настолько сильно, что аж пошатывалась.
      Больно ударилась спиной о кирпичный покров, издав болезненное шипение, а после и стон, в котором сочеталась невероятная боль, и искренняя вера в победу.
      — Это было...зачем? — жадно глотая ртом воздух, Харудзими от кинула синие волосы в сторону, и прикрыла глаза. — Ты такой совершенно нетерпнливый. Какой был смысл? Обычно, играют на что-то, а тут — простые догонялки. Уже же вроде бы не дети. — голос её, обычно мягкий, приобретал чуть стальные нотки властвования, как случалось почти всегда, когда Ми одерживала в чем-либо даже малейшую победу.
      Критически осмотрев владельца казино, который также тяжело дышал, прижимаясь к стене, Ми отметила, что тот был по-настоящему красив сейчас. С парой естественных капелек пота на лице, растрепаной и очень густой шевелюрой, Сигме удавалось быть даже лучше, чем его идеальная версия строго и не особо справедливого в сторону подчинённых начальника.
      Слова застрявали в горле. Говорить не хотелось даже после полного возвращения в нормальное состояние. Желание все так и оставить, разве что рассматривая красивое лицо напротив, возросло. Уж что послужило причиной такого резкого смена настроя, идей не было тем более.
      — Ну что, удалось мне хоть немного отвлечь тебя от скуки?
      Пальцы её с обеих рук сплелись в замок за шеей, когда облокотилась о стену, проверяя сохранность телефона.
      « Ну да, из-за скуки своего врага терять весь вечер — это про меня. Отсюда ещё до магазина ехать, потом домой... Йора будет в ярости »
      Быстро написав грустное сообщение, а после отклонив вызов, что последовал после, детектив вырубила телефон, пряча в карман.
      Она не знала, о чем ещё говорить. Скорее всего, единственной общей темой были рабочие дела, но после совместной пробежки грозить пистолетом не очень-то и хотелось, пускай пальцы разминать дева не забывала. Мало ли, что за цель была у Сигмы.
      По-сути, он вполне мог привезти её в назначенное время, чтобы после отдать снова на растерзание Гоголю. Но зачем? Они ведь все итак знали, значит — дело в другом? Но что же могла значить она в современных реалиях на доске шахмат Достоевского и Дазая?
      Потирая шею, Ми подумала о том, что в этом мире ничто и никогда не делается просто так, и даже эта игра что-то но значила.
      Палец правой руки сам потянулся ко лбу оппонента. Избежать чары смог бы только Дазай.
      — Итак, милый. А теперь-то я жду ответа: неужели, тебе правда просто скучно? Никаких подтекстов и тайных желаний и планов на меня нету? — и принялась терпеливо ожидать. Обычно божественное понуждение начинало работать через несколько минут.

    • fanta_girl
    • fanta_girl
    • 8 августа 2020 г. 1:36
    • *ам э, ну да, если что — способность Ми помогает узнать правду
      Боже, так объясняю будто вы тупая извините тупая тут только я

    • zatmenie
    • zatmenie
    • 8 августа 2020 г. 9:31
    • Доброе утречко.
      Я вчера заснула из-за сильной усталости, ещё раз простите. В эти дни точно смогу сидеть ночью)
      Никогда не против поболтать ^^
      Ой, спасибо. Вы и правда меня смущаете ":)
      Вы тоже очень интересный ролевик, хочу я заметить)
      Ой, вы не тупая, не надо. Единственный, кто здесь тупой - так это я, особенно посл этого, как вчера головой об потолок ударилась :")
      И я не против подружиться ^^
      --
      Сигма бежал всё-таки не так уж и долго. Да и вскоре после «старта» его поймала Даён. Он облокотился спиной о стену, разместив руки на коленях, глубоко дыша через рот. Мужчина слишком измотался из-за этого, но все же не так сильно, как сама Ми. Эспер даже с лёгким смешком наблюдал за тем, как та пытается отдышаться, в то время, как он уже окончательно успокоился.
      — Зачем? — переспросил тот, откидывая голову назад — Из-за скуки — отозвался спустя небольшую паузу эспер и слишком уж по-детски заулыбался, показывая, что эта небольшая игра все же ему понравилась.
      Сигма чуть удивлённо приподнял брови, когда указательный палец коснулся его лба. Мужчина как-то и позабыл о том, что стоило бы держаться подальше от Харудзими, особенно ее способности, но было уже поздно. Он промолчал пару секунд, но затем вновь улыбнулся — Мне действительно было очень скучно сидеть днями напролет в казино, поэтому я вышел на небольшую прогулку и наткнулся на тебя — ответил эспер и отстранился от молодой особы, а то кто знает, что ещё она может спросить — И представляешь, никто из моих не смог ко мне прийти — возмущённо воскликнул он, скрестив руки на своей груди — Со-чан (это уже идёт как давно заезжанное прозвище в Доме Мертвых Крыс для бедной девушки) занята, Гончарова звать без Со-чан опасно — стал перечислять мужчина, буквально в прямом смысле загиная пальцы на левой руке. Сейчас он как ребенок жаловался на то, что ему сегодня уделили слишком мало внимания.
      Надувшись, и довольно забавно, Сигма вновь улыбнулся своей слишком уж ослепительной улыбкой. А вот теперь сложно понять, задумал он что-то или нет — За то, что ты помогла мне развеяться, я своду тебя в кафе — и это даже не было вопросом. Эспер просто утверждал факт того, что девушка пойдет с ним, а чтобы она не возражала, ухватился за ее запястье и потащил в сторону ходящих людей, уже идя по оживленной улице.
      Со стороны это могло показаться милым, очередная парочка прогуливается. Если бы Сигма не так сильно тащил за собой эспер. Мужчина словно торопился куда-то, а возможно так и было. Найдя взглядом уже знакомое кафе, в которое ранее он успел заглянуть, эспер пропустил сначала Даён вперёд, как истинный джентльмен открыв дверь для нее. Они заняли столик неподалеку от большого прозрачного окна, за которым все ещё семенили люди, спешащие кто куда. Сигма всегда с особым равнодушием наблюдал за ними, думая о том, что в их жизни изо дня в день происходит одно и то же. Работа - дом - работа. В прочем, у самого мужчины было точно также.
      Милая высокая девушка подошла к ним и положила на столик два меню. Это было небольшое, но довольно уютное кафе, хотя ранее Сигма подумал о том, что оно ему не нравится. Как и та самая книга из магазинчика. Эспер подпер рукой свою щеку, пролистывая меню в поисках чего-нибудь интересного. Сладкое, кофе, чай. Ничего нового. Он это и у себя поесть мог, но раз уж притащил с собой Ми, то придется что-нибудь заказать.
      — Чего желаете? — та же девчушка сразу же подбежала к их столику, мило улыбаясь, как только заметила поднятую руку Сигмы, что подзывал ее к себе.
      — Хм... — задумчиво протянул тот, прикрыв один глаз — Я буду кусочек клубничного торта и обычный черный чай, пожалуйста, без сахара — озвучил свой заказ мужчина и скрестил пальцы в замок, полноценно уже закрывая глаза и слушая, что решила заказать Харудзими.
      Сигма видел, что перспектива идти в кафе с своим главным врагом - такое себе дело, но так даже интереснее. Никто не знает, что может произойти. Вдруг Ми решит перейти на их сторону? Было бы неплохо, особенно учитывая ее полезную способность, но скорее всего после пыток Гоголя, она не то, что не вступит, попытается уничтожить их организацию. От этой мысли на лице Сигмы засияла широкая улыбка, ведь он знал, что второе просто невозможно, абсурдно, нереально. Они слишком сильны для каких-то пешек из Мафии и Агенства.
      — Так, как ты себя чувствуешь, после пыток Гоголя? — спросил Сигма и заметив, как слегка вздрогнула Даён, усмехнулся. Он знал, что той уж явно не по нраву обсуждение подобной темы, тем более в подобном месте. Слишком много людей рядом, но они так громко говорят, что все равно ничего не услышат — Я слышал, что он поставил тебе метку — припомнил мужчина и потянулся к рукам девушки.
      Довольно ловко он ухватился за оба запястья и чуть потянув на себя, принялся их рассматривать. Сигма не был удивлен этому шраму-тату в виде их эмблемы организации, но несколько недоумевал, зачем было до такой степени портить столь дивную особу. Все ещё рассматривая оставленный после пыток след, Сигма даже не заметил, как к ним подошла официантка с подносом. Поставив то, что они заказали на стол, девушка с неподдельным удивлением взглянула на шрам на руке Даён и поспешила скрыться, чтобы не смущать эспер.
      Мужчина отпустил обе руки девушки, утыкаясь взглядом в принесенный кусочек торта с довольно крупно нарезанной клубникой сверху. Не то, чтобы Сигма как-то расстроился из-за подобного подарка Гоголя особе, но ему почему-то в некотором роде стало жалко девушку. Не заслужила она всего этого.
      — Неплохой подарочек — игриво протянул тот и прикрыл глаза, беря в руку серебряную ложечку — Хотя останется на всю жизнь — более спокойно добавил Сигма, надламывая небольшой кусочек торта и кладя его себе в рот.
      От приятного вкуса клубники и нежного крема Сигма невольно улыбаясь, как поистине счастливый подросток, которого впервые в жизни отпустили на ночёвку к другу. Он сделал пару глотков горячего черного чая и протяжно выдохнул, желая продолжить разговор, но уже в несколько другое русло — Ты восстанавливаешься довольно долго. Почему ваш врач просто не подлатает тебя? — из чистого любопытства спросил эспер, подперев голову рукой, чуть наклонив ее в бок. Йосано ведь и правда могла помочь Ми, особенно учитывая то, что отпустили ее вроде пару месяцев назад, а девушка до сих пор плачевно выглядит — Я даже удивился, что ты меня догнала — хмыкнул Сигма и вновь улыбнулся.
      Вспомнив о недавней пробежке, мужчина чуть поморщился. Это, безусловно, было весело, но все же жутко утомительно, а Сигма к такому не особо привык. Работа в казино была куда проще, чем все эти бесконечные погони. Протяжно выдохнув, эспер сделала ещё пару глотков, желая насладиться горячим напитком. Все куда лучше, чем просто торчать в одном здании и ничего не делать.
      — Даён, — позвал Сигма девушку — а почему ты стала меня преследовать? Думала, что я что-то задумал? — поинтересовался Сигма. И опять этот его детский интерес, что совсем не вписывался в профессию мужчины. Он выглядел так наивно сейчас, что невольно и правда можно задуматься о истинном возрасте этого эспера. Вроде и взрослый мужчина, а ведёт себя порой так по-детски, что и позавидуешь невольно.
      --
      Софи понимала, что уйти от такого противника почти невозможно. Разве что появится кто-то поинтереснее самой эспер, но на это надеяться ей явно не стоило. Голубоглазая все ломала голову, как же Рюноскэ смог ее узнать. Выдала себя сама? Да, ей было тревожно, когда он по-долгу пялился, но это же неудивительно. Даже Кью подобным образом себя вел, ведь тоже заметил обладателя расемона, чему, кстати, вовсе не был рад и перед тем, как пойти к Чуе, сообщил Гроллес, что вечер испорчен из-за этого, цитирую, «тупого параноика». Девушка конечно посмеялась, но мысленно она только и делала, что ругалась и придумывала наилучший план побега. И вот сейчас, будучи пойманной, особа понимала, что играть роль обычной гражданки будет очень глупо, но попробовать можно.
      Софи чуть отпрыгнула от Акутагавы в сторону, коснувшись спиной холодной стены здания. Она удивлённо и в то же время испуганно взглянула на мужчину, пытаясь вложить в эти наигранные эмоции как можно больше правдоподности. Гроллес всегда была отличной актрисой, раз так умело скрывала свою личность и настоящий характер. Только вот ей не хотелось скрываться. Всю жизнь так и жить? Прятаться от Портовой Мафии, служить Достоевскому в его желании захватить и уничтожить весь чертов мир? Нет, Софи не хотела этого. Она верно ему приклонялась по иной причине.
      Протяжно выдохнув, девушка положила ладонь на свою грудь, показывая, что она, якобы, пыталась успокоиться — Я... Я просто гуляла с мальчиком — начала говорить эспер, стараясь вложить в голос дрожь и испуг — Я не понимаю, в чем вы меня обвиняете! Кьюсаку... Мы уже давно знакомы, я часто вижусь с ним и это по соглашению босса Мафии — она не врала. Огай и правда давал свое согласие на встречи некоей девушки и подопечного. Лишь из интереса, конечно. Да и через Чую, не напрямую.
      — Уровень опасности? — несколько злобно произнесла Гроллес, вспоминая слова Дазая о том, что Накахара хотел убить Кью после того, как тот свёл с ума почти весь город — Ошибаешься, пёс, — прорычала голубоглазая — Я представляю насколько он опасен, поэтому и стараюсь сглаживать его переменчивое состояние. Тебе этого никогда не понять. Не такому, как ты — Софи не была знакома с личным делом Акутагавы, так как Достоевский пока ничего о нем ей не говорил и не давал его биографию. Но что-то ей подсказывало, что рано или поздно это случится.
      — Кью всего лишь ребенок, я просто пытаюсь помочь ему, а не направить в какую-то чёртову организацию, о которой даже не слышала! — Гроллес продолжала играть роль невинной жертвы. Хотя ее слова были правдивы, она никогда бы не затащила Юмено к крысам. Не в этой жизни, как говорится.
      На секунду эспер всё-таки увидела смятение на лице Рюноскэ, но все же оно быстро испарилось. Он не узнал ее, а исходил из каких-то своих догадок, а значит, у эспер ещё есть шанс оставить свою личность нераскрытой. Хотя она не могла отрицать того, что этот пёс Портовой Мафии ей приглянулся. Возможно она прониклась к нему симпатией ещё тогда, когда он напал на нее. Именно поэтому Гроллес похоже и не атаковала его, хотя в своей голове оправдывала это тем, что просто выполняла приказ об отступлении. Да и о каких чувствах может идти речь с ее-то работой? Убийца. Одно слово, а так много значит. И девушка ненавидела себя за это.
      Мотнув головой, отгоняя ненужные на данный момент мысли, эспер даже и не заметила, как к ней приблизился Аку, уже протягивая руку зачем-то к лицу. Софи не сразу вспоминает о пластыре и только тогда, когда пальцы мужчины уже коснулись его, резко ударила пса по руке, а после и вовсе сильно толкнула его в грудь, отталкивая от себя на довольно приличное расстояние. Девушка поняла, что совершила оплошность, не подумала о том, что не стоило этого делать, но уж лучше пусть он ее прирежет из-за неприязни, чем отведет в Мафию для пыток. Гроллес подорвалась с места, ловко перепрыгнув через какое-то не особо высокое ограждение. Она бежала не оглядываясь. Зачем? Потому что не хотела находиться рядом с ним. Потому что понимала, что это плохо закончится для нее. Потому что ее щеки предательски запылали, а взгляд стал теплее, когда он хотел сорвать этот пластырь, чтобы посмотреть на нанесенную собой же рану.
      Так быстро бежать с рюкзаком и скачущими на носу очками было нелегко. Девушка думала, что сейчас просто свалится прямо на этой пустынной дороге, уже чувствуя, как горло начинает неприятно раздирать из-за желания громко закашлять. Она резко остановилась, шумно выдыхая и пытаясь успокоиться. Ее щеки были все ещё красными, но Софи не понимала из-за чего. Из-за этого проклятого пса или долгого бега? Эспер сняла очки, сложив и забросив их в рюкзак. Она огляделась и не увидев нигде Рю, уж подумала, что он решил отстать от нее, но не тут-то было. Не успела Гроллес сделать и одного шага в сторону, как прямо перед ней вонзилось уже знакомое красно-черное лезвие. Особа с большой неприязнью простонала, показывая свою усталость и повернулась к Акутагаве, скрещивая руки на груди в недовольном жесте.
      — Вы так и будете меня преследовать? — несколько хрипло отозвалась Софи, приложив руку к горлу, чуть сдавливая его — Я понятия не имею, что вам от меня надо, но я ничего плохо не делала. Или это из-за того, что я просто помогаю Кью? Но тогда почему мистер Накахара ничего мне сказал и самостоятельно не попытался меня поймать? — парировала голубоглазая, чуть прищурившись.
      Она все ещё притворялась жертвой обстоятельств, пытаясь запутать врага, но мысленно надеялась, что он все поймет. Неожиданно девушка прикрыла двумя руками свой рот, плотно прижимая ладони к низу лица. Голубоглазая взмолилась, так и крича мысленно о том, что это не должно произойти сейчас, но в следующий миг она залилась в громком кашле, что едва ли приглушался из-за рук. Спустя пару минут по сжатым пальцам потекла кровь, в большом количестве капая на черный асфальт. Гроллес свалилась на колени, прямо перед образовавшимся кровавым месивом и оперлась на свои окровавленные руки, сдавленно дыша, будто сейчас ее кто-то неистово пытался задушить. Это длилось от силы пять минут, а Софи уже едва ли могла двинуться. Вскоре кашель отступил, но кровь все ещё лилась из приоткрытых алых губ, не позволяя девушке полноценно расслабиться. В глазах замелькали искры, а после все почернело, но та быстро пришла в себя, сжимая руки в кулаки, чувствуя себя намного лучше. Она не могла показать слабость перед прислужником Мафии, ни сейчас, ни сегодня, и никогда вообще. Хотя с другой стороны это только играло ей на руку, ведь тогда она и правда будет казаться обычным болявым человеком и Аку подумает, что ошибся. Никто не знал о том, что способность причиняет ей боль, кроме самого Федора, разве что.
      Девушка осела на асфальт, понимая, что одежда безнадежно испорчена. Не только грязью, но и кровью, а это отстирать крайне сложно. Гроллес всегда страдала, когда при выполнении задания кровь попадала на рубашку, пальто, штаны. Ей было все равно, если сама она в крови, такое не редкость во время зачистки или уничтожения шпионов, мелких организаций, что перешли крысам дорогу. Особа брезгливо вытерла руки о собственную черную водолазку. Ничего не поделаешь, все равно выбрасывать. Софи подняла спокойный взгляд на Рюноскэ и вздохнула. Она надеялась, что за это время он уже ушел, но тот продолжал стоять на месте, все ещё смотря на нее же. Голубоглазая вытерла с губ и щек кровь, попыталась, по крайне мере, и оставив едва заметные кровавые пятна, поднялась с асфальта, отряхивая ранее пострадавшие колени. Девушка ещё раз взглянула на Рю, ожидая, что сейчас он может напасть, или что-то в этом роде, но ничего не происходило. И это начинало не только раздражать, но и пугать.
      — Оставьте меня в покое — пролепетала уставшим голосом Софи и развернувшись, пошла прочь. Она шла медленнее обычного, чуть покачиваясь, и вовсе оперлась рукой о ближайшую стену, рвано выдохнув. Передвигаться после такого ей было тяжело, а все из-за того, что ранее Гроллес использовала свою способность слишком долго, и в этом, конечно же, был виноват Акутагава. Ей теперь будет плохо пару дней, надо отлежаться.

    • fanta_girl
    • fanta_girl
    • 8 августа 2020 г. 12:27
    • Доброго дня. Рада, что мы можем стать друзьями owo
      Тогда, предлагаю перейти на "ты". Надеюсь. что у вас все хорошо (у меня да), и я просто хочу поблагодарить за эту супер классную ролевую.
      ***
      Акутагава Рюноскэ:
      Не хотелось верить в свою ошибку. Мафиози так стремительно гнался за самой обычной девушкой? То есть, все его навыки, каждая клетка мозга, что уорно твердила, указывая все подозрения на нее — лгали? Нет, этого не могло быть. Да и само поведение сейчас открыто издавалось крупицами правды, что лезли наружу из глаз, и некоторых коротких движений. Не сказать, что Рю был психологом что надо, но некоторые трюки показывал сам сэмпай, а из наставлений Дазая забывать что либо было невозможно.
      Ее неприятная уверенность в своих силах против Кью даже позабавила. Ну конечно, с бессмертием было бы тяжеловато умереть. А вот что сказать про остальную часть Йокогамы? Насколько бы сильно Акутагава не ненавидел сплошь всю человеческую живность, смерти для города, который снабжал работой его, и любимую сестру от чего-то не особо хотелось. Портовый город был любимым домом, даже сквозь строки горящих воспоминаний. Для плана же демона Федора, это было бы самым верным решением. Даже представлять тупых зомби, снующих от места к месту, что своей разрушительной силой уничтожают не только друг друга, но и здания, топчут землю гнилыми ногами, было невыносимо.
      Резко отдернув руку после нехилого удара, опасения пропали. Ну не стала бы обычная гражданка так много давать себе отпущений, при этом, скорее всего, догадываясь о его настоящей темной сути. Пусть это выбешивало в русской, теперь доказательства были на лицо, а сомнения отвержены в дальний угол. Теперь-то пес мог быть уверен, что захватив одну из пешек Достоевского, сможет побороть остальную часть Смерти Небожителей и Крыс, а также, не исключено, нового сильного союзника в лице еще не до конца сформировавшейся личности подростка. Такая мысль привела к болезненным воспоминаниям, как когда-то и он сам, слоняясь по трущобам, не зная, куда идти, и откуда брать помощь, в конце наткнулся на спасение в виде Осаму, с неохотой признавая того не только сильнейшим из возможных союзников-противников, но и отменным стратегическим ( и психологическим ) гением, от которого большинство незаметных привычек в деле расследования и позаимствовал. Не сказать, что в этот раз ситуации повторялись точь в точь. Рюноскэ было еще очень далеко до сурового учителя, а девушка никогда бы не сравнилась с голодным, исхудалым настолько, что кости практически прорвали тонкий покров кожи ребенком, для которого единственной целью было — поесть, и дать наестся сестре.
      Попытавшись отогнать тяжелые мысли понял, насколько бессмысленным это решение было. Вспомнились и погибшие от рук ненормальных взрослых товарищи, с которыми добывал и корки хлеба, и холодные зимние ночи, когда прижимая к себе озябшую, совсем маленькую Гин, пытался припомнить слова молитвы, услышанной в храме. После того, как такие попытки успехом не увенчались, Рю перестал надеяться на Божественную помощь. Да и не было его.
      Вместо печали в темных глазах заискрилась ненависть и зависть. Эта девчонка, пусть и жила явно не лучше него, не могла познать всего того страха и отчаяния. Ему до скрежета зубов было обидно, что эта дурочка, настолько наивная, что и не представишь, считала, что может отбирать жизни людей, не испытав той боли. Лучше бы убила своих же напарников — и то толку больше!
      Как только девушка тронулась с места, быстро направляясь как можно дальше от Рюноскэ, тот разъярился окончательно. Как она смела позволять себе уходить из под носа поймавшего хищника? Что из себя возомнила эта слабачка? Боль с кровью прошлого смешивалась в грудной клетке, образуя несомненно опасный для врагов союз, заставляя дыхнуть во все легкие раскаленного воздуха, и при помощи расёмона бесшумно сновать позади. Он итак потратил много времени, ожидая, когда жертва скроется из виду.
      Догнать в целом, как и ожидалось, особого труда не составило. В глазах бешеного пса сновала горячая обида, и прижав черно-красным сгустком Гроллес к каменной стене. На удивление, никаких людей на горизонте видно не было, а ночь спокойно входила в свои права. Это и становилось сильнейшим фактором для действий эспера. Тьма была именно временем Портовой Мафии, когда все права передавались организации, а любое действие считалось почти как за законное, стоило бы только пожелать. Мафиози наполняла сила, весь спектр возможностей становится доступным как по-щелчку. По виду Софи было заметно, что скорее всего, сейчас нету возможности вызвать подкрепление вроде раздражающе-сильного клоуна, который, своей способностью, на раз одерживал верх, просто перемещаясь с места на место. Очень низко, пускай не пользоваться такой привилегией было бы скорее всего странно. Ну а разве Николай не подходил на эти качества?
      —Теперь ты точно загнана в угол. Я дал тебе право самой выбрать, но ты выбрала путь боли, решив не только соврать, но и постаравшись сбежать. Разве не знаешь, что от моего расёмона еще никто не уходил? — теперь парень был готов самолично проткнуть деву способностью, не особо заботясь о сохранности тела. Все таки восстановится, а за красивой картинкой следить пусть и интереснее, но разве что в эстетическом контексте.
      Узрев, как сильно та содрогалась в кашле, Рю приоткрыл глаза от удивления. Она... тоже была больна?
      Глядя на практически идентичную своей ситуацию, на сгустки алой крови, что беспрестанно вытекали изо рта, на дрожащую от едкого кашля спину, на то, как руки готовы были растерзать кожу на шее, лишь бы закончить страдания, сам эспер невольно подошел ближе, невзирая на опасность. Почему-то, в душе прониклась слабость. Захотелось помочь девушке, аккуратно взяв за теплую ладошку (а по ней казалось, что руки как раз в противоположность Акутагаве были теплыми), и тихо шептать, что все будет в порядке. Стоп, а такие мысли откуда? Не раз и не два видел Рюноскэ болеющих похожими проблемами людей, но такие чувства чертовка вызвала первый раз. И возможно, даже во всей прогнившей жизни.
      — Никуда ты не пойдешь.
      Преградила дорогу девушке способность акутагавы, когда он неловко, ближе даже к знаменитому кашлю из фильмов, прочистил горло. Так как сомнений не оставалось, пришлось удерживать девушку на расстоянии, пускай та и выглядела абсолютно неопасной. Федор даже пешек-слабаков не держит. Ну, разве что кроме Пушкина.
      — Ты пойдешь со мной к боссу. Там решим, что с тобой делать. — в голосе даже мелькнула доля дружелюбия, и он сам удивился, как скоро изменились чувства.
      — Откровенно ты мне не нравишься, но скорее всего, кандидатуру на роль одного из исполкома тебя поддержат. Может, даже местечко расширят. Сразу скажу — я не стану за тебя заступаться. Но у нас есть Кью, и босс, в их-то заинтересованности не сомневайся. Не представляю, что с тобой будут делать, но, все одно лучше, чем по задворкам в крысином обличии шастать.
      Да, Рю бы сильно повезло, попади девчонка под его крыло. Тут уж и за мертвых товарищей отомстить, и отыграться за босса, узнав все планы... и, не только это, само собой. Лишь бы заменила Хигучи, а дальше уж как пойдет.
      ***
      Даён Ми:
      Откусывая маленький кусочек от яблочного пирога, который заказала скорее ради попробовать, а не от огромной любви, Ми задумалась. Сладкая начинка помогала расслабиться, хотя нахождение рядом с потенциальным противником особо настроение не поднимало. И чего это он так ею заинтересовался?
      — Ну, я медленно заживаю. Ты серьезно считаешь корректным задавать вопросы о том, как твой коллега пытался убить меня, потихоньку выдавливая информацию? Ладно, это вообще был пален Дазая... — последние слова утонули в большом глотке эспрессо. Даён не очень-то и хотелось обсуждать решения Осаму, который, на ее скромный взгляд, пусть и был неизлечимым психом, умел здраво придумывать стратегии. Да и благодаря такой серьезной жертве, Ми смогла наконец-то понять некоторые слабости противников, их планы и стратегии. Только вот сбежать было совсем непросто.
      От приятных прикосновений к коже рук Даён чуть залилась румянцем, при этом не торопясь убирать ладошки. Сигма аккуратно касался, не стараясь задеть или причинить боль. Его собственные пальцы вперемешку с дыханием щекотали кожу, а слова, что лились из приоткрытых уст, даже чуть заглушали все те переживания, что уже скопились внутри.
      — Я ненавижу, когда меня подлатывает Акико. Да, это важная мера, но честно говоря, пока я бежала из клетки, удерживаемая только рукой Ранпо, и не совсем уверенная, что "мелкий снег" достаточно хорошо скрывает нас, мне было не до этого. К тому же, потом я неделю отлеживалась в кровати, совсем никуда не выходя. Иногда даже думала о самоубийстве, знаешь ли. Уж не знаю, зачем была эта метка — то ли чип там, иль просто Гоголю стало скучно, но она так жжется до сих пор, что я боюсь, как бы меня пополам не разорвало, если Йосано начнет лечение. — дева поморщилась, внимательно следя за реакцией Сигмы. Ей хотелось верить, что парень понимает, о чем она сейчас говорит.
      Волосы уже давно были заколоты цветочной заколкой, показывая маленькие девичьи ушки. Косметика чуть съехала (в основном, на удивление, тонак. теперь яркие рыжие веснушки еще сильнее портили кривой нос), но до этого дела не было. Да и зачем переживать о внешнем виде, когда прямо перед тобой человек, способный на совершенно любое преступление? Ми боялась себе признаться, но Сигма сильно пугал, пусть и располагал к себе. Этот человек уже не раз становился на пути организации, из-за него были разрушены многие жизни и планы. Не сказать, что голубоволосая не верила в свои силы, все таки энергия, что появилась при долговременном использовании основной способности могла бы убить всех участников сообщества убийц (разве что, кроме живучего Гоголя), да и дом в придачу. Это бы грозило смертью самой носительнице, но своя жизнь взамен на тысячи, а то и сотни тысяч других, невинных в том, что родились того стоила. Сейчас, можно было шандарахнуть Сигму энергией, заставив "Божественным понуждением" стоять смирно. Уж что-то, а абсолютное повиновение было главным козырем возможностей девушки. Но убивать противника сейчас не хотелось. Да и не выглядел тот особо опасно.
      — Конечно же. Я никогда не буду верить крысе, которая разгуливает по МОЕМУ городу. — фырканье раздалось со стороны детектива, и снова горячий напиток приятно обжег глотку. — К счастью, с моей способностью, я могу уверенно идти вперед, даже сидя сейчас рядом с тобой. Но я все еще не хочу верить тебе. Мне известно о твоих решениях и деяниях, террорист. — Ми засунула ложечку в рот, будто сказала обыденную фразу. При этом, мягкий голос все таки стал потише.
      Пирог стремительно, но верно покидал тарелку, а из телефона в кармане раздалась пронзительная трель. Вздохнув, Ми подняла трубку, тут же натыкаясь на громкий вскрик "соседки". Ну конечно, Кольди же просила не задерживаться, уж тем более если грозит почти смертельная опасность.
      — Ты вообще в своей уме? С ума сошла, Харудзими? — голос был настолько стальным и громким, что телефон пришлось отодвинуть от уха, сильно скорчив лицо. — Ты меняешь свой законный выходной на разборки с террористами-убийцами-садистами, итак по кругу, совершенно рискуя своей безопасностью? — Ми чуть ухмыльнулась. Ей нравилось. когда в лучшей подруге заигрывала мамочка.
      — Для начала: я просила не называть меня полным именем. Ты же знаешь, как я ненавижу эту официальность. — и сказано это было до того строго и даже жутко, что на другом конце провода голоса любезно оборвались. — так вот, а во-вторых — все под контролем. владелец казино любезно отвел меня на прогулку до кафе, где я прекрасно отужинала. Если этот человек попробует сделать со мной что-либо, я раскрою ему череп, обещаю. — не сказать, что модель успокоилась, но хотя бы приутихла.
      — Откуда тебя забирать?
      — Сама доеду.
      — Жду сообщение с адресом через десять минут. Только попробуй поехать одна.
      Трубку сбросили. Ми истерически засмеялась. Такой настрой со стороны Кольди был далеко не самым лучшим раскладом. Скорее всего, племянника просто допытали. Голова сама повернулась к Сигме, а глаза словно извинялись за этот инцидент.
      Она молчала, допивала свой кофе, и оставив деньги на столе, вышла из заведения, прямо на темную улицу, для того чтобы не пересекаясь больше с Сигмой спокойно отправить Йоре сообщение, и медленно сползти по стене вниз, замечая, как красиво горят огни ночного города.
      Она сама не знала, что за послевкусие осталось после встречи с Сигмой, но желание уходить медленно испарялось. Скорее уж он просто ее допытал, и на этом все закончилось. Вечер еще можно было исправить, но, эспер подозревала, что подруга не захочет также добро праздновать свою очередную модную победу. Еще один допрос.

    • fanta_girl
    • fanta_girl
    • 10 августа 2020 г. 9:05
    • ам, привет? все в порядке?

    • zatmenie
    • zatmenie
    • 11 августа 2020 г. 15:37
    • Добрый вечер.
      Огромное простите за то, что пропала. У меня возникли некоторые довольно серьезные проблемы, не было возможности сообщить об этом...(
      Буду очень рада дальнейшему общению и дружбе, и конечно я не против перейти на «ты» ^^
      Как себя чувствуешь? Как настроение?
      --
      Сигму позабавили слова девушки. С каких интересно пор, город стал именно ее? Именно об этом размышлял мужчина, пока та судорожно начала собираться. Эспер даже не обратил внимание на то, что Ми оставила деньги за свою половину заказа, а когда же та уже скрылась за прозрачными дверями кафе, встрепенулся. Сигма был удивлен, что та так быстро ушла. Он надеялся ещё немного пообщаться с этой интересной молодой особой, что смогла не только побороть его скуку, но и заинтересовать самого обладателя казино. А это очень большая редкость, хочу я заметить.
      Взглянув на деньги, что лежали перед ним на столе, мужчина чуть нахмурился и оставив целиком сумму, взял то, что пренадлежало Даён, и вышел из просторного тихого заведения. Ну не мог он позволить, чтобы девушка расплачивалась, хоть и за свою половину. Сигма вышел из кафетерия и стал оглядываться по сторонам. На улице уже совершенно стемнело, многие люди спешили по домам, а машины в больших количествах проносились по близлежащей дороге. Эспер ещё раз осмотрелся, сжимая в руках несколько купюр, оставленных ранее Харудзими. Он надеялся ещё встретить сегодня эспер, но что-то подсказывало, что придется поискать ее получше.
      Пройдя ближе к углу здания, мужчина заметил одиноко сидящую в темноте женскую фигуру. Сигма сразу же узнал Ми, но не спешил подавать знака о своем присутствии. Он просто наблюдал за тем, как лёгкий ветер развивал ее яркие крашенные волосы, а фиолетовые глаза как-то странно-грустно уставились в серый асфальт. Мужчина неспеша приблизился к особе и сев перед ней на корточки, протянул ее же деньги.
      — Не люблю, когда за меня расплачиваются в кафе — по-детски фыркнул мужчина и в буквальном смысле всучил эспер деньги.
      Поднявшись, Сигма хотел уж было уйти, но что-то заставляло его остаться. Возможно это всё тот же интерес к Ми, а может и просто какие-то отголоски человечнрсти решили заиграть в подсознаниии эспера. Он и сам не мог этого понять, но сопротивляться не видел смысла. Усевшись рядом с молодой особой прямо на холодный асфальт, Сигма подпер свой подбородок рукой и стал смотреть куда-то вдаль, наблюдая за пролетающими мимо машинами различных марок. Ему не нравилась городская суета, и вовсе не из-за этого извечного шума машин и гомона людей, нет. Здесь было что-то совершенно другое, то, что сам он описать не мог.
      Протяжно выдохнув, Сигма прикрыл ненадолго глаза, погружаясь в свои мысли, но довольно быстро пришел в себя, поняв, что перед врагом не стоит подобным образом себя вести. Мужчина кратко посмотрел на Даён и заметив довольно горькую улыбку на ее лице, невольно вспомнил себя во время уже привычной скуки в казино. Помотав головой в разные стороны, что слишком уж напоминало недовольство ребенка, Сигма запустил длинные пальцы в свои неровные волосы и чуть растрепал их.
      — Что случилось-то? — спросил тот, стараясь вложить в голос как можно больше незаинтересованности, но вышло, честно говоря, не очень. Не то, чтобы Сигма как-то волновался за Даён, но что-то сподвигло его на этот вопрос. Он даже с лёгким сожалением посмотрел на девушку, будто понимал, почему она сейчас так себя ведёт. Но это, конечно же, было далеко не так.
      Просидев таким образом ещё какое-то время, Сигма поднялся, отряхивая пальто, и вовсе стянул его с себя, набросив на хрупкие девичьи плечи. Мужчина фыркнул, чуть прикрыв глаза, но все же объяснил свои действия: — Холодно на улице, замёрзнешь ещё — Сигма отвёл взгляд в сторону, а на его щеках едва заметно проступил румянец, что благодаря темноте не было особо видно. И мужчина даже радовался этому, ведь никогда так неловко ему ещё не было.
      Проведя рукой по своим длинным волосам, зачесав их частично назад, эспер протяжно выдохнул, в который раз уже за этот вечер задумавшись. Только теперь он думал о организации и их целях, что так тщательно преследовал Достоевский. Мужчина хоть и поддерживал его абсолютно во всем, сейчас чувствовал себя несколько странно. Он впервые задумался о том, а правильный ли путь ему пришлось выбрать? И стоит ли это все того? Что ж, пища для размышлений дана, осталось самому все понять.
      (Мда, что-то в этот раз маловато вышло. Следующий пост точно большим напишу ^^")
      --
      Девушка окинула Акутагаву равнодушным взглядом и прикрыв после этого глаза, протяжно выдохнула. Как жаль, что сейчас рядом нет этого надоедливого Гоголя, он бы смог помочь. Гроллес поняла, что смысла сопротивляться нет, да и в таком плачевном состоянии она ничего не сможет сделать, только ещё больше навредит себе. Софи сделала неуверенный шаг в сторону Рюноскэ и тут же чуть не свалилась на асфальт. Она согнулась в две погибели, придерживаясь за собственные колени и вдохнув прохладный воздух, вновь выпрямилась.
      — Спешу обрадовать, вы мне тоже совершенно не нравитесь — пробормотала голубоглазая особа и кое-как доковыляв до Рю, стала дожидаться того, что он поведет ее в нужном направлении.
      Гроллес задумалась о том, что попасть в плен к Мафии было бы вполне неплохим решением. Так она сможет побольше узнать про эту организацию, да и убить они ее попусту не могут. Софи знала, что Коля не из глупых и быстро догадается о том, почему же девушка не вышла на работу, только вот завтра выходной, а значит в плену придется проторчать больше, чем просто пару дней.
      Девушка не вырывалась, не огрызалась, лишь смиренно шла за Аку. Мафиозник ей и правда не особо нравился, но отрицать его привлекательность она просто не могл, да и голос мужчины невольно пленял, из-за чего эспер постоянно мысленно себя корила.
      Уже будучи в паре кварталов от Портовой Мафии, девушка не удержалась на ногах и упала вперёд, уткнувшись прямо в спину обладателя расемона. Она не испугалась того, что сейчас ее могут за такое убить. Нет, Софи была бы только рада. Приподнявшись, та бросила сухое прощение и пошла дальше. Прирекаться с Акутагавой она не желала, сбежать от него не сможет, так же, как и вступить в поединок, поэтому лучше просто следовать, несмотря на всю ломку и боль в теле.
      Девушка задумалась о том, как вообще сможет сбежать из плена. Это сделать будет крайне сложно, а соглашаться на то, чтобы стать членом организации - просто безумие. Предательство ей никогда не простят. Да и сама она себя за такое не простит. Гроллес слишком верная, чтобы сотворить такое. Поэтому стоит придумать что-то получше. Например план побега, только для начала надо хорошенько изучить место, в котором ее будут держать. А может на помощь придет тот же Гоголь, или сам Достоевский. Второй уже навряд ли, но вот первый вполне мог. Как же он напарницу оставит. Да и такого сильно эспера отдавать в лапы врагу слишком рискованно, особенно, если ее нельзя убить.

    • fanta_girl
    • fanta_girl
    • 11 августа 2020 г. 23:30
    • Ну вот, хотела я значит, ответить поскорее..
      Дела и натроение у меня живее не куда, а у тебя? ^^
      Я абсолютно недовольна постом за Ми, она вышла какой-то тупой, но вообщем что имеем. Фантазия отрубилась,соу, ждём когда вернётся
      ***
      Акутагава Рюноскэ:
      Парень немного усмехнулся. Девчонка так забавно старалась барахтаться в пучине той ситуации, куда попала только из-за своей невнимательности, что вызывало даже сочувствие. И хоть раньше она казалась по-настоящему весомым противником, со временем всплывала вся та доля неопытности и крупные отличия от Акутагавы. Он не мог быть уверен, когда именно и насколько давно Софи приступила к своей "профессии", но в деле наемного убийцы, который смог бы с легкостью, не дрогнув глазом уничтожить целый полк врагов, она бы не справилась.
      В лифте было затхло. Неприятно пахло кровью, но в целом, смириться было не тяжело. На удивление, никто не решился "присоседиться" к бешеному псу, хотя пара мафиози и неторопливо ожидали приближение лифта. Ехали в молчании. Акутагава поправлял свой плащ, изредка бросая озлобленные взгляды на девушку напротив. Не сказать, что он правда злился ((нередко в ранобэ "зверь"(как и впрочем в оригинальной манге), упоминалось, что Рюноскэ не желая того сам, создавал амплуа вечно злого и молчаливого своим тяжелым взглядом), хотя раздражение дева все же вызывала. Брови же тонкие на переносице так и не сводились, демонстрируя спокойствие и уверенность.
      Стоило транспортному средству притормозить на верхнем этаже, как за дверьми появился удивленный Чуя, не ожидавший снова углядеть девчонку, уж тем более учитывая то, что буквально час назад доверял ей одного из самых опасных эсперов что сейчас находились в портовой мафии непосредственно.
      — Это ещё что за...
      — Накахара-сан, прошу, не сейчас. Вам позже обо всем доложат. Сейчас нам бы следовало пройти в кабинет Мори-сана, — в голосе Рюноскэ все ещё не было слышно и капли почтения, будто говорил он не с одним из главных членов исполнительного комитета, и одним из самых влиятельных мафиози, а с простым подчинённым.
      Пройти дальше им не дала крепкая рука рыжего, что сцепилась на тонком плече Акутагавы настолько сильно, что пройти дальше было невозможно чисто физически.
      — Нет, Рюноскэ, теперь ты мне объясни — какого хрена эта девчонка, — кивает в сторону Софи, — тут вообще забыла? Я вроде как не припомнб, чтобы босс давал чётких приказов привозить её сюда.
      Голос же парня стал в разы стальнее. Теперь уже сильная натура непобедимого рвалась из рыжего лиса, не позволяя кому либо пренебрежительно к себе относится. Даже зная, что это был Акутагава.
      Задумавшись, Рю холодно смерял Накахару взглядом, продолжая молачть. При этом, способностью русская все ещё контролировалась, и внимательные красные глазки сужались от каждого вдоха, в то время как открытая пасть ухымылялась, готовая напасть в любой момент.
      Наконец, Акутагава смог выдать четкие ответ:
      — Она — наш враг, и сообщница Достоевского и Гоголя. Я выловил её, а теперь хочу показать такую ценную находку Мори, разве не ясно?
      Лицо Чуи заметно перекосило. Он чуть дернулся, покачиваясь. Ну не похожа была эта милая мордашка на опасную убийцу! При этом, слова "ошибка" и "Акутагава" никогда не использовались в одном предложении, если это было не "ты ошибся, сочтя Акутагаву слабым".
      — А теперь, попрошу.
      Хватая девушку за руку, мафиози потянул Гроллес ко входу в самый большой зал здания — офис Огая.
      Секретарь у входа вроде как пробовал уговорить подождать, но кулак быстрее соприкоснулся с дверями. Раздался тяжёлый, казалось бы вовсе не характерный для столь хрупкого тела стук.
      За дверями отчётливо слышалась возня. Рю прикрыл глаза, раздумывая, что сказать. Он уже по взгляду Софи отлично осознавал, что вряд ли полку мафии видать нового бойца, но при этом оставлять девчушку абсолютно одной, на попечение злых монстров, именующих свою организацию " Смерть Небожителей", тоже не хотелось. Руки бы ей сковали скандалами живо, не давая и права на выбор. Интересно, а эспер вообще была способна, хоть одна её частичка, была ли способна на спасение человеческих жизней? Если чуть натренировать, из Софи выйдет боец, которого заполучить в свой отряд станет максимально выгодно. Только вот, чтобы взрастить, при этом прополов усердно все сорняки оставленные Достоевским нужны и ресурсы, и силы, и время. Агентство бы с радостью взялось за это дело. А что, если всучить такого бойца в отряд "ВДА"? Дазай-сан бы скорее всего оценил.
      Мужской голос оповестил, что можно заходить. Даже предполагать не хотелось, чего глава организации так долго старался скрыть от любопытных глаз (которые впрочем, и н интересовались).
      В полумраке поблескивали голубые глаза. Рюноскэ построил удивленную гримасу, когда на него выскочила Элис, стараясь напугать молодого человека. Позже, она постаралась накинуться на обладателя Расёмона, но тот вовремя успел выставить блок.
      — Акутагава! Ты неплохо справился, значит, можешь остаться в организации! — гордо объявила девочка, смеривая призрииельным взглядом новенькую.
      — А это ещё кто? Ринтаро, она мне абсолютно не нравится, можно убрать её? — оказавшись внезапно у кресла главы, Элис неинно захлопала глазами, устраивая руки на кресле.
      « Когда надо, ведёт себя как паинька » — заметил мафиози, Прокашливаясь.
      Огай удивленно взирал как на смутно знакомое лицо, так и на подчиненного, который наоборот предпочитал игнорировать любые возможные пересечения с остальными членами мафии, ведь обычно приходила Хигучи, ну или в и крайнем случае Гин, о родстве с которой знал только, собственно сам босс.
      — Чуть позже, Элис-чан, — мастерски игнорируя девочку, Мори посмотрел на Рюноскэ, ожидая дальнейших пояснений. Все таки, врываться так внезапно было строжайше запрещено, если только, конечно, это не преследовала реальная цель и причина.
      — Господин Огай, позвольте объяснить. Эта девушка — Софи Гроллес, что является одной из членов преступной террористической организации "Крысы Мертвого Дома", а также сообщница Николая Гоголя из " Сообщества Убийц". Неоднократно они влезали в дела Портовой Мафии, всячески мешая жителям города. Да чего уже там, вы сами отлично помните, что Достоевский со своими последователями за переполох устроил в Йокогаме.
      По лицу бывшего военного врача было видно, что дело действительно не требовало отложений. Да даже сладкоежка Элис прервалась, удивленно взирая на молодую девушку, которая выглядела лишь немного старше её самой.
      Мори, не скрывая особой заинтересованности, постукивал пальцами по креслу. В его глазах пдескалась ненависть. Из-за этих людей погибли многие члены мафии, многие корпорации, возведённые его собственным трудом потерпели крах, а обстановка с "Вооруженным Детективным Агентством" сильно наколилась.
      — Если я правильно понимаю, — он нетерпеливо заерзал. — Эта молодая леди была причастна ко всем этим переворотам?
      — Правильно понимаете.
      — Что же, ну тогда мы непременно казним эту девицу самым варварским способом.
      Ответ босса был дан. Эта реакция сильно удивила Акутагаву, ведь мало того, что лишившись такого сильного возможного союзника их шансы на победу против остальных организаций падали на глазах, так ещё и не узнать никакой информации — даже без предсмертного допроса? Не похоже на стратега, который держал преступную организацию на ногах более двадцати лет.
      — Её нельзя убить. — голос парня чуть дрогнул. Да, не смерти для юной заблудшей души он желал.
      — Ах, даже так? Интересно. — подведя глаза к потолку, Мори задумался. — Ну, если эту маленькую дрянь мы не сможем уничтожить, может быть, у тебя свои варианты?
      Обладатель Расёмона осекся. По лицу Огая видно, что это — не шутка. Само собой, идеи для противницы мафии были, но, у сожалению, особо умных решений, кроме типов допрос обдумывать пока как-то не приходилось.
      Осмотрев русскую с ног до голову, беспощадный пёс думал.
      Можно было отдать ту на растерзание ищеек, где и мафии не грозит опасность, а те точно найдут управу на эту мадам. Только, хотелось скорее наоборот: защитить и предотвратить. Такие эмоции парню были чужды, но, казалось, даже сердце отдавало глукими ударами. Или же оставить пока что тут, морить всевозможными пытками, дожидаясь прихода Гоголя, а позже устроить массовый переворот? Уничтожить всех и сразу. Как комара на стене газетой.
      Подумав ещё с минуту, Рюноскэ выдал последний вердикт:
      — Дадим ей право выбора.
      Начальник одобрил, а Рю внутренне ликовал. Возможно, если бы только эта наивная, но до чего серьёзная, красивая и харизматичная леди отказалась помогать демону, поменяв сое место на шахматной доске, в первую очередь ей станет лучше.
      ***
      Даён Харудзими:
      Ми удивленно смотрела на собеседника. Её щеки уже и сами покрылись густой краской, вынуждая отвернуться, чтобы Сигме не удалось заметить с её стороны столь сильного смущения. Девушка, не смотря на свой внешний вид и тело, была обделена вниманием не сексуального характера от некоторых мужланов рядом с домом, а простым, романтическим в настолько малой мере, что даже таковым его назвать было в напряг.
      Заправив прядь за ухо, дева подняла глаза на владельца казино. И правда становилось прохладно. На едва закрытые лёгкой тканью джинс ног дул ветер, и Ми искренне обрадовалась тому, что успела переодеться в агентстве. Кофта тоже не слишком отдавала теплом, а вот пальто... Пальто согревало не хуже обогревателя.
      — Сигма, я могу спросить?
      Сглотнув ком, она поднялась, рассматривая едва мерцающие на небосводе звёздочки.
      — Почему ты так со мной возишься? Я явно не единственный кандидат на девушку, за которую не стыдно заплатить в кафе. Ну, и самое главное: не боишься, что босс велит тебя казнить или что ещё? Все таки, ты играешь с огнём. — Даён подошла в плотную. — Если я использую силу, то, тебе конец. И ты это знаешь.
      В глаз сверкунла хитрость. Ми была готова напасть в любой момент, была готова сразиться, готова была и отбить. Но не хотелось. Её руки бы не повиновались, а пистолет уже и не известно где был.
      Снова посмотрев на красивое чёрное небо, выдыхает. Хочется просто упасть вниз, потому что отлично чувствует — не держат ноги. Глаза не открываются, холод пробивает едва ли не до костей. Нежные пальцы смыкаются на телефоне, после отправляя тот в карман пальто, не задумываясь особо.
      Джидзуки наверное волнуется. Он бы и сам прирезал любого за тетю, которая смогла помочь встать и принять себя. Волнуется Йора, сейчас уже на всех порах мчась. Не исключено, что даже связалась с ненавистным ей Ранпо, только для того, чтобы удостовериться в живости подруги. Тяжело это, любить человека, который ежедневно подвергается опасности.
      — Если ты меня схватишь — делай это быстрее. — она тянется ладонью к пальцам Сигмы, сжимая. Глаза так и не разомкнулись, видит эмоциями и предположениями. Или просто не хочет видеть. — Если решишь меня убить — оставь тело в красивом состоянии. Я так долго выробатывала идеальную фигуру. Хотя, если смерть мне грозит это не важно, да?
      Девушка уже привыкла, что бесплатный сыр есть только в мвшловке. И Сигма ей нравится, и получше узнать его стремиться — а не может. Нельзя. Даже довериться нельзя. Даже если это на один раз.
      Это ассоциирует с игрой: "я буду падать, ты лови", и не задумываясь, понимает, что Сигма — словит. Враги, но словит, пусть для своей личной цели. Вернее так хочется верить.
      Постукивает ногой по асфальту, самостоятельно избавляясь от тепла чужой руки, будто такая резкая хватка — лихое повеновение и прихоть, не более. Время течёт очень медленно, когда ты отчаянно ждешь.
      На дороге ни одной дорогой машины жёлтого цвета, с номером что заканчивается на " 33". Это Йорина машина, на которую девушка очень долго копила. Такая дешевенькая и старая, зато домашняя и уютная. В такой путешествовать только.
      — Ты любишь звезды? — чувствует себя пьяной. Интересно: а что, собственно, так кружит голову? — А в гороскопы веришь? Кто ты по знаку зодиака? Я — дева. — это все не требует ответа, а просто развеивает пелену молчания, потому что скучно просто стоять, стараясь игнорировать, лишь по причине вражды. Причём не личной, а организаций, пускай сама тянется так, будто бы к свету.
      До одури глупые вопросы, но почему-то интересует именно это. Ей нужно знать: а вдруг им по гороскопу врагами остаться? Это, по-сути, откровенно тупые знания, зато так нравится смотреть на парня, что заходит в тупик. Когда он расслабиться и не будет понимать, что просиходит, приедет Кольди. Он захочет узнать — к чему это все, и может, забудет про пальто. Это станет причиной новой встречи (да Даён даже готова сама его пригласить, предварительно отыскав), потому что Ми так хочет с ним прогуляться по ночному городу. И она бы обязательно пригласила так развеяться от скуки, но скоро их время подойдёт к концу, и растануться.
      Просить номер глупо: скорее всего, у него и телефона-то нет.

    • zatmenie
    • zatmenie
    • 12 августа 2020 г. 17:59
    • Добрый вечерок ^^
      Хотела раньше написать, но все не могла придумать, что отписать в посте про Софи :"). В итоге остановилась на плене, ага.
      Сейчас у меня все вполне неплохо)
      А мне понравился пост про Ми) Она показалась такой беззаботной, даже несмотря на то, что рядом находится враг... Новый шип, ахаха.
      Вот фантазия да, ушла, но обещала вернуться.
      --
      Мужчина скрестил руки на своей груди, подняв голову вверх, к небу. Он без особого интереса рассматривал уже чёрные из-за позднего времени небеса, в некоторых местах едва был какой-то серый просвет. Яркие, но почти не заметные звёзды привлекли внимание Сигмы и невольно он вспомнил о самой первой встрече с Софи. Такая маленькая, хрупкая девочка, что боялась и шагу ступить вперёд из-за внимательного взора пронзительных глаз Федора. Сам же владелец казино тогда только и делал, что удивлялся этой особе, в особенности ее изувеченному телу, да восхищался неплохой способности. Только принцип воспитания демона его слегка... Шокировал. Тогда-то Достоевский и поставил ее в напарники к Гоголю, а сам же Сигма лишь наблюдал со стороны. Он и подумать не мог, что из нее можно сделать убийцу, которой только дай приказ - и все полягут на хладную землю без признаков жизни. Мотнув головой, отбрасывая излишние на данный момент воспоминания, эспер стал вслушиваться в слова Даён. Он взглянул на нее из-за плеча, не удосужившись полностью развернуться. И дело было вовсе не в какой-то неприязни, вовсе нет. Сигма просто не хотел показывать сейчас свое выражение лица: смущение, смешанное с толикой грусти. Совсем не подходило для такого, как он.
      Мужчина удивлённо вскинул брови, не ожидая того, что Ми осмелеет и приблизится к нему вплотную. Все же он думал, что эта девушка более стеснительная, или что-то в этом роде. Вообще-то Сигма не разбирался в противоположном поле, а уж тем более в отношениях, так что исходил из какого-то небольшого личного опыта, который получил из редкого прочтения книг и рассказов своих же посетителей.
      — Почему? — переспросил эспер и отвёл взгляд в сторону, уставившись в каменную стену здания — Я и сам не знаю — решил честно ответить тот. У него не было никакого приказа в сторону Харудзими. Сигма просто почему-то захотел ее внимания, провести небольшое количество времени вместе. И дело было не в том, что она враг, или, что обладает миленькой внешностью. Даже эти веснушки на ее личике только привлекали мужчину, и он совершенно не мог объяснить этой тяги к одному из детективного агенства. Будь на его месте кто-то другой, то уже давным-давно использовал бы способность, чтобы выудить как можно больше о вражеской организации или вовсе прикончить, но только не Сигма. И не сейчас.
      Сигма скептически повел плечами, отмахиваясь от дальнейшего пояснения своего же не особо внятного ответа. Всё-таки он не мог, да и не хотел объясняться.
      Припомнив о том, что ранее прихватил пистолет молодой особы, владелец казино игриво хмыкнул, но вместо того, чтобы направить оружие на своего врага, просто отдал его ей. Это было безрассудно, схоже с самоубийством, но сам же Сигма считал это вполне хорошим ходом с своей стороны. Он видел, что Даён тоже не желает ему зла, по крайней мере сейчас, а значит, отдать ее же оружие - знак доверия. Глупости, да, бесспорно. Но эспер все равно не пожалел об этом.
      — О-о, Федор не станет казнить меня из-за такой мелочи — припомнил мужчина и прикрыл несколько устало глаза. На его лице всё-таки держалась улыбка, но ощущение слабости во всем теле явно указывало на то, что стоило бы вернуться обратно и прилечь, отдохнуть. Только желания возвращаться не было. А, в прочем, куда ему вернуться? В пустующее казино? Или, может, пойти к самому Достоевскому, что когда-то предложил эту своеобразную жизнь, называя организацию семьёй? Нет, сейчас Сигма не этого хотел.
      Удивлённо расширяет глаза, когда девушка делает столь интимный, по мнению Сигмы, жест - вроде просто взяла за руку, ухватилась за тонкие длинные пальцы, но столько эмоций это вызвало в сознании эспера. Так не хотелось, чтобы это тепло покидало, и все же Ми сама отпустила его, а мужчина и не стал противиться. Им нельзя так себя вести, не в их ситуации.
      Белые, можно даже сказать белоснежные глаза внимательно наблюдают за каждым движением юной эспер. Вопрос девы удивляет его ещё больше, но терпеливо отвечает, не желая задерживаться именно на этих вопросах, на которые не знает точного ответа — Люблю звёзды, но вижу их редко — первый ответ дан довольно быстро, даже не задумываясь, а вот на следующие два он начинает теребить ворот открывшейся рубашки, которую скрывало до этого плотное пальто — Не знаю, не читал никогда — именно сейчас он выглядит совсем не так, как раньше. Сосредоточенный взгляд, что появляется только во время выполнения миссий, чуть закусанная нижняя губа - все указывает на некоторую неловкость разговора и в то же время Сигма считает абсолютно наоборот. Ему даже нравятся эти глуповатые вопросы, словно она пытается как-то завязать незамысловатый разговор, что не касался бы их работы.
      Проводит задумчиво рукой по своим цветным волосам, не специально смешивая нежно-лиловый с белым, и окончательно теряется в сути этого разговора. Гороскопы, звёзды, знаки зодиака - к чему это все? Сбить его с толку и сбежать? Это, конечно, вполне разумно, но смысла в этом нет, ведь эспер не собирается нападать на молодую особу. Искоса Сигма взглянул на Даён, после чего протяжно выдохнул, полностью начиная ерошить неровные локоны, что приятно спадали на плечи и спину. Он опять подумал о том, что Ми просто пытается найти нормальную тему разговора для них двоих. И это даже очень радовало Сигму.
      — Я... Я не помню своего зодиака — наконец отвечает и на последний вопрос, после чего тупит взгляд в серый асфальт, начиная постукивать носком ботинка по нему же. Странное ощущение уже давно засело в груди владельца казино, и как бы он ни пытался избавиться от него, все бесполезно. А самое худшее то, что Сигма не мог понять, что именно это за ощущение - плохое оно или хорошее. Вроде неприятно жжется и в то же время по телу растекается приятная нега, стоит ему ещё раз внимательно взглянуть на Ми, что так укуталась в его белое пальто.
      Сигма мог бы и сам предложить пойти ещё немного прогуляться, но он явно видел, что девушка кого-то ждёт. Может она и согласилась бы на прогулку под ночным небом, но не в компании главного врага своей организации. Это в некотором роде огорчало эспера, но он прекрасно мог ее понять.
      Визг шин отвлёк Сигму от размышлей и разглядывания девушки. Он медленно перевел взгляд на приближающуюся небольшую машину, что ярко-желтым цветом невольно привлекала внимание. Мужчина понял, что это за Харудзими. Но ему так не хотелось отпускать ее.
      В который раз мотнув головой, Сигма пошарил рукой в карманах строгих брюк и достал визитку своего казино. Он незаметно подложил ее в карман своего же пальто, что не собирался забирать у Даён, и наклонившись к ушку особу, довольно тихо прошептал — Ещё увидимся, Харудзими — сказано ее полное имя было специально, словно мужчина хотел заострить на этом внимание.
      Отстранившись, он мило улыбнулся, и пока Кольди его не заметила, поспешил скрыться в темном переулке. Этот вечер надолго врежется в память Сигмы, да и он вовсе не против. Впервые он чувствовал себя так расслабленно с врагом, что могло только позабавить. Кому из своих расскажет - не поверят. И оставленное пальто явно будет ещё одним поводом для встречи, о которой мужчина уже грезил.
      Кстати о своих, Сигма припомнил, что хотел позвонить Гроллес, правда из-за неожиданной встречи с Ми отложил звонок на потом. Достав телефон, он приложил его к уху, заправляя перед этим длинную белую прядь за него же, и стал вслушиваться в продолжительные гудки. Шли минуты, а трубку никто не брал. Сигма невольно стал волноваться за девушку, ведь всегда воспринимал ее, как младшую сестру. Набрав чуть ли не наизусть номер ещё раза так два, мужчина окончательно убедился, что с особой либо что-то произошло, либо она сейчас на задании. Припомнив, что Софи говорила про некие дела, владелец казино расслабился, но чувство тревоги все равно его не отпускало. Стоит зайти в штаб и поговорить с Достоевским, уж он-то знает, где сейчас его подопечная.
      С такими мыслями мужчина и двинулся к временному штабу, совсем позабыв о том, что сейчас там максимум может быть только Шибусава, наверняка заскочивший просто так. Сигма не особо любил с ним пересекаться. Хотя это можно сказать про всех из их организации, не считая Федора и Софи. На полпути он остановился и недовольно простонал. Вовремя успел вспомнить, что идти сейчас в штаб нет никакого смысла. Искать по Йокогаме своих напарников слишком утомительно и долго, поэтому мужчина решает отправиться по недавно полученному адресу дома девушки. Она настолько сблизились, что Гроллес рассказала ему, где живёт. Не то, чтобы это было секретным, просто особа не хотела, чтобы под утро к ней заявился весёлый Гоголь с криками о том, что пора вставать. А вот Сигме посчастливилось даже пару раз побывать в ее уютном домике. Развернув белую бумажку, он ещё раз пробежался глазами по ровному почерку и вспомнив куда надо идти, направился по пустующему тротуару в сторону многоэтажных частных домов.
      --
      Девушка, как ранее уже и говорилось, покорно следовала за Акутагавой. Она не видела смысла в том, чтобы пытаться сбежать. Поймает, так ещё и изранит больше, а ее тело уже было в плачевном состоянии. Способность буквально сжирала ее изнутри, в первую очередь страдали внутренние органы, а потом уже и все остальное. Именно поэтому Софи надо было передохнуть, а иначе она сейчас просто свалится на землю и потеряет сознание. Стараясь держать себя в руках, эспер понурила голову, пялясь себе под ноги. Она только и думала о том, как не упасть, поэтому даже неожиданная встреча с Накахарой не смогла как-то расшевелить особу. Девушка вяло взглянула на Чую и, видимо, хотела ему что-то сказать, но схвативший ее за руку Аку не позволил этого сделать. Софи и дальше последовала за ним, прикрывая другой рукой рот, сдерживая кашель.
      Уже будучи в кабинете Огая, она особо не реагировала на слова Элис или самого мужчины. Девушка словно находилась в трансе, до нее не сразу дошло, что ей даже дали право выбора. Гроллес приподняла взгляд на босса Мафии и равнодушно взглянула на него. Желания предавать организацию, что помогла встать ей на ноги, не было. Она стойко и твердо продолжала держаться, хотя это можно назвать глупой упрямостью.
      — Право выбора? — неожиданно Софи усмехнулась, проведя рукой по своим длинным темным волосам — Вы и сами прекрасно знаете мой ответ — девушка странно улыбнулась и спокойно взглянула на Рю, что, похоже, не был доволен ее ответом. Эспер чувствовала, что от пса исходила угроза, но ее и тянуло к нему. Хотя сейчас, в данной ситуации это не особо уместно, но все мысли сводились именно к мафиози. Это раздражало Софи и у нее появилось желание прикончить мужчину прямо сейчас, своими собственными руками, чтобы он не вызывал в ней такие противоречивые мысли, чувства, но она слишком слаба. Позже займётся этим, но не сейчас.
      Взгляд девушки перешел к большим темным окнам. Было бы неплохо выпрыгнуть, все равно способность не позволит ей умереть, но тело Софи настолько слабо сейчас, что подобное точно можно будет приписать к проблемам с головой. Любой разумный человек отбросил бы эту идею, что вскоре и сделала голубоглазая. Она хоть и привыкла рисковать своей жизнью, но опять чувствовать боль, ещё и такую сильную, равноценную переломанным костям и свернутой шее, не особо хотелось. Гроллес помотала головой в разные стороны, пытаясь придумать что-то другое. Все это время она продолжала чувствовать на себе пристальный взгляд Мори. Девушка понимала, что ему интересна ее способность, но похоже ответ его тоже не обрадовал. А, собственно, что они ожидали? Что Софи бросит свою организацию, забудет те пять мучительных лет и вступит в Мафию? С какого же перепугу она должна так поступать? Или они сравнили ее с Пушкиным? Для Гроллес это равносильно оскорблению ее преданности и уважения к Достоевскому, даже несмотря на всю ее ненависть к этому демону.
      Тишина, что мучительно долго длилась в просторном кабинете Огая, начинала давить на девушку. Она не первый раз попала в плен, но все равно это далеко не так уж и приятно. Прикрыв устало глаза, особа стала вслушиваться в тиканье часов, что с каждым разом усиливалось в ее голове, добавляясь голосом Федора о том, что она должна отдать жизнь за их организацию. Его голос всегда преследовал Софи, где бы она ни была. Этот мужчина правда сломал ее, но и подчинил способность, помог раскрыть закрытое ранее. И все же она не была предназначена для всей этой жестокости, ведь все ещё остаётся ребенком, потерявшим абсолютно все: родителей, брата, дом. Организация буквально спасла ее, но и в то же время полноценно добила, полностью изменив саму девчонку.
      Протяжно выдохнув, Гроллес слегка приоткрыла свои небесные глаза и стала вновь вслушиваться в завязавшийся разговор Акутагавы и его босса. Все это время Элис, что находилась рядом с Огаем, неожиданно подскочила к девушке, начиная рассматривать ее. Софи не нападала, не дергалась, только позволяла девочке касаться своих длинных волос. Может Элис ей и не особо понравилась, но натыкаться на гнев Мори желания не было, так что Гроллес не отталкивала ее от себя. Да и та ничего плохого не делала. Но то, что блондинка неожиданно начала заплетать ей косы - повергло в шок. Софи удивлённо покосилась на Рюноскэ, словно спрашивая у него, что вообще творит эта особа, но вскоре ее взгляд снова стал равнодушным.
      Девушка поняла, что ее и правда ждали пытки. Что ж, такой расклад вполне устраивал эспер. Уж лучше так, чем она стала бы предателем. Хотя, может здесь и без пыток обойдется, Софи ведь просто могут взять в плен, чтобы заманить Николая, но это будет крайне неразумно, ведь мужчина не станет зацикливаться и просто всех перебьет, даже и Гроллес, ведь ее способность все равно вскоре поможет принять прежний нормальный облик.
      — За мной никто не придет — неожиданно подала голос та — А если вы хотите заманить Гоголь-сана, то он просто перебьет вас всех и меня в том числе. — Гроллес произнесла это спокойно. Вариант, что Коля прийдет ее спасать явно откланяется, ведь говорила она на полном серьезе, без лжи. Эспер чуть наклонила голову в бок, волосы ей уже не мешались и в некотором роде она была благодарна Элис за эту проделанную работу.
      — Спасибо... — обратилась та к ребенку и заметив на ее лице улыбку, вспомнила про Кью. Ведь он точно так же улыбается, когда Софи хвалит его. Выдохнув, Гроллес опять погрузилась в свои мысли, желая уже поскорее оказаться в какой-нибудь камере, чтобы просто прислониться к стене. Слабость в теле явно давала о себе знать и та едва ли стояла на ногах.

    • fanta_girl
    • fanta_girl
    • 13 августа 2020 г. 10:31
    • привет, ели вырвалась.
      хотела сразу предупредить, что сегодня-завтра скорее всего меня не будет, потому что надо уехать, а на одних данных писать как-то не комильфо, да и квизико слетает.
      еще раз извини, и удачного дня!

    • zatmenie
    • zatmenie
    • 14 августа 2020 г. 10:07
    • Доброе утро.
      Хорошо, понял понял.
      И тебе хорошего дня ^^

    • fanta_girl
    • fanta_girl
    • 15 августа 2020 г. 22:30
    • Доброй ночи. Очень стыдно, но ответить смогла только сейчас, пост вышел не очень, потому что писалось на коленке. Мы должны были уехать вчера, но вышло только сегодня, блин, а поезда до города ходят с девяти включительно. Пока доехали три часа, а там ещё разгребать все, что навезли.
      Сразу попрошу написать как только увидишь пост, если ещё здесь. Очень изиняюсь:(
      ***
      Акутагава Рюноскэ:
      Конечно же, такой пессимистичный настрой девушки ему по нраву не пришелся. Все таки, чем больше эмоций проявляет враг Портовой Мафии, тем больше шансов получить прощение Мори. Разве что, в этом случае один против ста, что несчастной не будет дано право на свободной существование, а зная босса, следовало предположить, что и Фукузава-доно, со всеми остальными членами вражеской организации прознают о пленении одной из сильнейших пешек Достоевского.
      Подмечая, как мило смотрелись аккуратные косы на бледном лике, Рюноскэ даже позволил себе испытать толику смущения, скрывая легко покрасневшие щеки большой ладонью. Невинный-пустой взгляд идеально сочетался с образом, воссозданным на Софи.
      Мори заметно призадумался. Идея с пленом давала множество хороших путей, но, к сожалению, несмотря на всю предсказуемость такого исхода, была огромная проблема в лице самого начальника Гроллес, а также несомненно обилия сильных и специально обученных агентов. Несмотря даже на то, что количеством мафия в разы превосходила силы как "Смерти Небожителей", так и "Крыс Мертвого Дома", обе организации были славны эсперами с исключительными боевыми навыками и способностями. Снова же подвергать опасности своих людей не очень хотелось. Из-за чего и возникали внутренние конфликты.
      Элис, что уже успела обратно подбежать к главе, получив презрительный взгляд и многозначительный кашель Акутагавы, снова осмотрела пленницу. Было заметно, что способность Огая с радостью бы оставила рядом Софи (все таки далеко не так часто можно было увидеть кого-то хоть приблизительного возраста), но при этом девочка уже могла осмысленно представить, насколько затруднительно будет сие действие.
      — Сама понимаешь — куда проще стало бы отпустить тебя сейчас. Но, даже несмотря на то, насколько хорошо я могу понять сейчас ситуацию где тебе пришлось отказаться, могу посоветовать только попробовать привыкнуть к месту в Портовой Мафии. Девочка, ты и представить себе не можешь, насколько это престижно. При твоем-то положении, — черноволосый издал смешок. — Софи Гроллес не станет предательницей, да? Очень громкие слова, если учесть, что тебя буквально прижали к стене. — в голосе Огая, где итак скользили ледяные нотки, стало вовсе морозно, больше привычного нарочитого тепла не было. В глаза попали красивые косы, и очень захотелось их срезать, вспоминая дрожащие на щеках слезы граждан, окровавленные после террора тела, и перекрытые улицы.
      Рюноскэ, что заметил разъяренность босса, поспешил перевести тему. Сам не заметил, как стал перед девой, будто затуляя.
      — Позвольте, Мори-сан. Убить ее всегда успеем. Неужели стоит поддаваться чувствам о тех, кто уже погиб, если куда большего внимания заслужили все еще живые, но подверженные неимоверной опасности люди?
      За большой, разрисованной всеми возможными узорами дверью послышались шаги. Такие обычно раздаются в пустой комнате от крупных лакированных туфель, когда хозяин топчет ногой сигаретный окурок. Члены мафии итак отлично понимали, что никого иного, кроме Накахары, злого из-за обмана, слишком эмоционального и неконтролируемого там быть не могло. Кому еще придет в голову подслушивать разговоры за стеной человека, убившего предыдущего самого влиятельного мужчины не только в Йокогаме, но и наверное во всей Японии?
      Дверь впечаталась в стену с такой силой, что у всех присутствующих возникло твердое убеждение: она чудом не вырвалась из оков петель. Чуя, что стоял в дверном проеме откровенно не переживал. Он быстро просмотрел лица, и когда голубые очи остановились на остром личике русской, громко выдал:
      — Вы еще раздумываете? Что за глупости, босс! Тут одно дело: поручим Каджии разработать специальный чип, чтобы следить за действиями организации тех подвальных крыс, а ей пригрозим.
      — Чем грозить-то?
      Рюноскэ очень захотелось хлопнуть себя по лбу так оглушительно, чтобы до этих двоих наконец-то дошло: сироте абсолютно нечего терять! Человеку, который пошел на сторону Достоевского, при этом того не поддерживая попросту не страшно, потому что своя жизнь на поле боя теряет значение, по сравнению желание защитить что-то (или кого-то) кто очень дорог. Но с другой стороны, это идея. Да и так будет в разы больше шансов, что Софи тут застряла на долго... А кому поручат за ней следить? Несомненно тому, чье задание можно отложить и на пару дней, если и вовсе не передать другому.
      — У нее нету ничего, чем можно шантажировать.
      — Если нечем шантажировать... — Мори приподнял шахматную фигуру на рядом стоящем столике, после того, как ход Элис-чан был исполнен. — Значит, нужно дать ей то, чем можно шантажировать! — обрадованный тем, что поставил способность в тупик, мужчина чуть прикрыл глаза, после чего легкий морщинки возникли в уголках.
      — Дружба? Любовь? — машинально предложил рыжий.
      "Любовь" — это то, что надо. Рю поздно поймал себя на мысли, что думает вообще не о том. О какой любви могла идти речь, если девушка рядом — поголовно всех ненавидела? В ее глазах горел невероятный, всепоглощающий огонь, справится с которым наверное, он и сам не смог бы. Такую уж точно не интересовали глубокие чувства. Как и, впрочем, его самого.
      Пока главные боевые лица мафии усердно трудились над итоговым решением, парень посмотрел на пленницу. Ту, казалось, вовсе не интересовало все то, о чем упорно твердили напротив, а была бы рада любому вердикту. Наверное, она уже голодна, и хочет спать. Это удалось подметить благодаря тому, что и сам Рюноскэ начинал медленно клевать носом. Никогда и никому не признает, но недосып очень сильно сказывался на внутреннем состоянии эспера, который изрядно страдал, приходя домой далеко за полночь, для того чтобы встать через час-два. Само собой, так было не всегда, но, к сожалению, так было в этот раз.
      — Мори-сан, думаю, девушку стоит доставить в ее место заключения. Вы же не хотите, чтобы столько ценные экземпляры пропали даром. Чем хуже будет состояние Софи, тем меньше шансов вытянуть информацию.
      С таким утверждением быстро согласились, даже не задумываясь. Огай хлопнул себя по лбу.
      — Верно-верно! Тогда, Акутагава, пожалуйста, отведи Софи-чан в ее комнату. Должно быть, Хигучи уже успела ее подготовить.
      От одного имени напарницы обладателя Расёмона передернуло. Встречаться с блондинкой (тем более получить ее ревностный взгляд на Гроллес) мягко говоря, не хотелось. С чего это она решила вообще остаться тут так допоздна, если сам Рюноскэ ушел более трех часов назад?
      Подхватывая деву на руки, и скомкано попрощавшись, эспер покинул зал, стараясь не встречаться взглядами с русской, потому что это почему-то вызывало волну нежелательного смущения, и как следствие — горящих щек.
      Комнаты для пленных, не тех, которых на пушечное мясо, а именно полезных, находились в дальней части здания. Там было очень даже неплохо, если постараться не учитывать вскрики некоторых особо буйных. Зато комнаты были оборудованы первоклассно: большая, двухместная мягкая кровать, застеленная красным покрывалом, прикроватная тумбочка, на которой уже лежали несколько книг. Перед небольшим окошком стоял письменный стол со стулом, на котором находилась корзинка с фруктами. На полу находился ворсистый ковер, а у левой стены шкаф, внутри которого было пальто (все таки, обогревателя не было), и самая обычная сменная одежда на первый раз. На несколько дней (на дольше задержаться было невозможно), такого нехитрого набора хватит с лихвой.
      Акутагава опустил Гроллес на пол, прикрывая дверь, и сам осмотрел "хоромы". В такой комнате и его держали несколькими годами ранее, пока не успел окончательно примкнуть на сторону мафии. Только, помниться, из еды стоял целый холодильник. Сейчас же пропитание приносили только охранники, при этом не переживая толком за состояние постояльцев.
      — Это твоя комната на сейчас. Думаю, разберешься быстро. Вон та дверь в конце — это ванная и туалет. Если что, тебя никто не контролирует, можно выходить из комнаты когда посчитаешь нужным. Единственное что: все двери закрыты, а еще тут постоянные обходы охраны, так что, шансов сбежать очень-очень мало. Ужина тут нету, но, я подозреваю что ты сможешь уйти уже скоро.
      Не зная, что еще сказать, чтобы остаться тут подольше, Акутагава прокашлялся, следя за реакцией девушки.
      — Если хочешь, я могу остаться на эту ночь. Ну, то есть, пока не адаптируешься, и все такое.. — сам удивляясь таким порывам, он отвернулся к двери, сам не зная, какого из ответов хотел больше.
      ***
      Даён Ми:
      Девушка застыла. Ее щеки горели, пальцы сжались на плотной ткани пальто, а губы чуть приоткрылись. Что же этот дьявол творил с ней, с ее чувствами и эмоциями, забирая себе полностью весь контроль?
      Йора выходит из машины определённо злая. По ней видно, что даже раздеться толком не успела: куртка поверх короткого платья с показа. Каблуки по брусчатке постукивают действительно громко. Красивая же она, даже когда адски рассержена.
      — Он уже ушел? Жаль, с радостью бы вырвала пару прядей за тот дурной в Йокогаме! Мало того, что агентство чуть не угробил, еще и полностью все вылеты в другие страны страны отменили! Такой контракт сорвал... — осматриваясь по сторонам кареглазая чуть зашипела, подталкивая подругу к машине. — ну, чего встала? Еще гляди подмогу приведет. Ишь, храбрая нашлась. После вывихнутого-то пальца, а все таки храбрая, на рожон лезет!
      Ми плюхнулась на переднее сиденье, словно в трансе, цепляясь за дверцу. Тихо играла поп-музыка из радио, неприятно пахло "елкой". На заднем сиденье лежало ружье.
      Йора уселась на стороне руля, хлопунла дверью, но ехать не спешила. Дождалась, когда свет в кабине потухнет, а потом внимательно рассмотрела Ми на предмет повреждений. Оценив новинку, сразу поняла, что это "подарок", так как мужской парфюм изрядно разбавил обстановку.
      — Этот тебе тот хмырь отдал? — получив в ответ кивок, сама прикусила губу. — тебе-то оно и идет, но, вдруг маячок бес подложил? Или еще какую дрянь? Гнать такие подарки из дому, вот, что я тебе скажу.
      — Эй, не хмырь он. И не бес. Этого парня зовут Сигма, и он не участвовал ни в одной из моих пыток. — постаралась защитить нового знакомого голубоволосая, откидываясь на спинку сиденья. Прижав край руква к носу, вдыхает приятный аромат, закрывая глаза от блаженства, что само собой не одобряет собеседница, злобно косясь.
      — Не нравится мне, как ты себя ведешь, Ми. Чай не влюбилась ли ты в этого... как его... ну, ты поняла.
      — Сигма.
      Кольди устало вздохнула, заводя автомобиль. Послышалось легкое урчание, и через несколько секунд машина отъехала со своего места. Ехать не так уж и долго, но, скорее всего эта поездка будет казаться бесконечной. Обе девушки горели чувствами, что раздирали плоть, но сказать что-то прямо сейчас, было невозможно.
      За окнами мелькали огоньки, доносились пьяные и веселые голоса. Пятница... Хорошо бы улечься на диване с чипсами, молочными коктейлями, делить большой магазинный торт на троих, смеяться с глупых комедий, абсолютно забывая, что пару часов назад едва ли не стала жертвой перестрелки. Хорошо бы ложиться спать, с мыслями о злобном начальнике, о глупой подруге, о том, что надеть завтра. Да, хорошо бы просто пофлиртовать с красивым парнем, не зная, что за спиной его скрывались людские души, что приались вечному покою. Хорошо бы.
      Молчание сильно нагнетало обстановку. Кольди хотелось выйти и закурить, хотя баловалась сигаретами она очень редко, (а при Ми, что в основном выполняла функцию мамочки так вообще никогда). Харудзими же хотелось уткнуться в грудь Йоры, поплакать, попросить прощения, и просто заехать на ночную парковку, чтобы купить печенья к фильмам. Ей уже не казалось милым поведение Сигмы, владелец казино сильно ее волновал, вызывая не самые приятные эмоции внутри хрупкого тела.
      Будто прочувствовав (а скорее всего, так и было), брюнетка остановилась возле парковки, где по-совместительству еще и был круглосуточный магазинчик. Без слов поднялась с места, оставляя Даён в кабинке машины. Но не надолго. Скоро уже замельтешила все та же безразмерная куртка синего цвета, сжимая в тонких пальцах две пачки печенья и кока-колу.
      Ми очень хотела улыбнуться, но не знала, будет ли в этой ситуации это правильным решением. Поэтому, щенячьими глазами следя за действиями подруги, она подвинулась ближе.
      Машина снова тронулась, а звука так никто и не произнес.
      — Так нельзя.
      — Нельзя.
      Не знает что ответить. Хочеться поучить Даён, но это бесполезно. Она правда не способна себя контролировать в этот момент.
      — Ми, будь осторожна, если снова захочешь его увидеть, и обязательно скажи директору об этом странном инциденте. Ты меня поняла?
      Ми не очень хотелось отвечать. Её голова упала на плече подруги, а глаза окончательно закрылись. Сейчас надо было отойти от мыслей о владельце казино со столь притягательной внешностью.
      — Ты отправила Джидза спать? Ему же завтра в школу. — внезапно вспомнила девушка, подтягиваясь на локтях.
      — Ну само собой отправила. Но ты серьёзно думаешь, что он пойдёт? — посмеялась Кольди, устраивая голову подруги поудобней.
      — Не пойдёт. Значит, будем до поздна смотреть фильмы с печеньем. А потом будь что будет. — Ми рассмеялась, окончательно прикрывая глаза. Вроде как, на минном поле не оступилась, и допрос окончен. Йора казалась удовлетворённой, а это главное.
      Провалиться в лёгкое небытие дремоты помешала резкая остановка машины. До дома было не далеко, но громкий цок со стороны девушки уведомил, что вернуться они только минут через тридцать.
      — Колесо. Чёрт, ну надо же так! — раздраженно констатировала раздосадованная модель, принимаясь за дело.
      Ми зевнула, доставая телефон. Пальцы скользнули чуть ниже, нащупывая гладкую картинку. Оказалось, это была визитная карта.
      — Вот же, бес, — быстро смекнула она, снова покрываясь густым румянцем, и зарываясь нелицеприятным носом в ткань пальто, права на которое, этот невероятный человек похоже, не особо собирался отстаивать.

    • zatmenie
    • zatmenie
    • 16 августа 2020 г. 0:40
    • Ох, доброй ночи.
      Я пока ещё здесь и постараюсь отписать пост, если не засну)

    • zatmenie
    • zatmenie
    • 16 августа 2020 г. 14:46
    • Добрый денек.
      Всё-таки вчера я заснула, прошу прощение ":).
      Честно говоря, не особо довольна постом про Сигму. Вышло слишком... Не так, как я ожидала, в общем. Фантазия мне сказала «прощай».
      --
      Идти Сигме пришлось не так уж и долго. По счастливой случайности то самое кафе, в котором он буквально пару минут назад сидел с Ми, находилось всего в нескольких шагах от дома Гроллес. Конечно, он перепутал путь, свернув не в ту сторону, и только у многоэтажного дома понял, что вообще пошел не в том направлении. Выругавшись, Сигма развернулся на все сто восемьдесят градусов, и направился обратно. Дойдя до развилки улиц, он ещё раз посмотрел в разные стороны, пытаясь припомнить, как именно шел к дому Софи. На это ушло добрых десять минут. Что-то в последнее время эспер часто стал теряться в знакомых маршрутах, и это его начинало беспокоить.
      Наконец-то с горем пополам добравшись до нужного дома, Сигма протяжно выдохнул, сворачивая бумажку и убирая ее обратно в карман брюк, чтобы не потерять. Мужчина пару раз осмотрел двухэтажный дом, убеждаясь в том, что это точно то здание, и ещё раз выдохнув, приблизился к железному, не особо высокому забору. Свет нигде не горел, но время-то уже позднее, возможно Софи просто спит. Эспер нажал на кнопку и не особо приятный для ушей звонок послышался у самой двери дома. Да, стоило бы его поменять, но похоже Гроллес ещё не скоро этим займётся.
      Мужчина ещё пару раз нажал на звонок и нервно затеребил край рубашки. Не отвечает, не выходит, не встречает. Слишком не похоже на эту милую девчушку, что больше всего ненавидела опаздывать и заставлять ждать. Проведя рукой по длинным волосам, Сигма ещё какое-то время постоял у ворот и, нагнувшись, стал шарить рукой около кустов прекрасных красных роз. Некогда девушка говорила, что запасные ключи лежат именно под этим кустом, точнее в небольшом прозрачном футляре. Найдя серебряный ключ, мужчина отворил ворота и тихо зайдя за них, прикрыл их же, стараясь не создавать лишнего шума. Он прошел к двери и дёрнул ручку, но та оказалась заперта. Мужчина стал вспоминать, говорила ли Софи что-нибудь про второй ключ. Ему пришлось осмотреться по сторонам, прежде чем он увидел черную бархатную коробочку поодаль лестницы.
      — Софи, ты дома? — наконец-то проникнув в дом, подал голос Сигма. В ответ лишь гробовая тишина.
      Эспер прошел по красному ковру, минуя коридор, заходя в гостиную. Небольшой беспорядок говорил о том, что Гроллес не так уж и давно покинула дом. А никто другой, как сам Сигма не знал, что девушка всегда держит дом в порядке и чистоте. Значит куда-то торопилась, что не было времени сложить вещи, в которых она часто появляется в штабе. Даже бинты не убрала, и те беспросветно валялись на краю журнального столика. Вещи же сложены на диване.
      Владелец казино ещё раз окинул комнату спокойным взглядом и уж было решил уйти, как наткнулся на одну фотографию в рамке. Ранее, когда он был у Софи в гостях, она убрала фото в ящик, говоря, что там не изображено ничего интересного. Сигма, как воистину любопытный ребенок, потянулся к деревянной рамке и поднес ее к себе. Взору белоснежных глаз предстала довольно милая семейная фотография: мужчина, обнимающий невероятно красивую женщину, и двое похожих детей, мальчик постарше ярко улыбается, и совсем маленькая девочка, недовольно скрестившая руки на груди. Сигма никогда не слышал ничего о семье Софи. Они и познакомились по-настоящему только тогда, когда ей исполнилось от силы четырнадцать, так что таких личных разговоров у них ещё не было. Гроллес не любила говорить на тему семьи, в прочем, как и сам мужчина.
      — Интересно, это родители Софи? — спросил вслух тот и чуть улыбнулся. Сигма поставил фотографию на место и поправив ворот белоснежной рубашки, подхватил ключи, покидая дом.
      Он убедился в том, что особы не было дома. На звонки она не отвечала, а значит была чем-то занята. Как подумал эспер, скорее всего Софи на незапланированной миссии, которую ей успел поручить, например, тот же Гоголь.
      Мужчина оглянулся на пустующий дом в последний раз и решил пойти в сторону своего казино. Время уже позднее, пора бы закругляться с прогулками и возвращаться.
      В здании его уже никто не ждал. Видимо все работники разбрелись по домам. Да и сам Сигма хотел поскорее прилечь на мягкий футон и расслабиться. Но все же тревожные мысли не давали ему покоя, так что и ни о каком сне не было речи. Он взял в руки телефон и быстро набрал короткое сообщение для подруги, зная, что рано или поздно она всё-таки ответит ему. Перечитав содержимое текста, мужчина отправил сообщение на знакомый номер и протяжно выдохнув, прикрыл глаза. Эспер завел руки за голову, пытаясь погрузиться в сон, но заснуть он смог лишь под утро.
      Гомон с улицы не особо приятно отдавался в голове. Сигма приподнялся на локтях, тихо зевая. Он отдернул рукой шторы, смотря на то, как люди куда-то спешно шли. Мужчина перевел недоуменный взгляд на настенные часы и удивился тому, что проснулся намного позже обычного. Сегодня выходной, а значит посетителей не будет. Разве что Сигма подумал о Даён и Софи, что вполне могли заскочить к нему. Если первая лишь под предлогом отдать пальто, которое мужчина все равно оставит ей, то вторая придет поболтать и выпить горячего чая, а может и хорошего вина.
      Эспер поднялся с футона, лениво потянулся и прикрыл ладонью рот, тихонько зевая. Длинные волосы несколько спутались, поэтому он стал искать расчёску. Само казино и мини-квартирка Сигмы были совмещены, что очень даже удобно. Эспер плюхнулся в удобное кресло, начиная прочесывать непослушные и неровные пряди, что спутались по цвету между собой. Он даже удивился, когда обнаружил, что лег спать прямо в брюках и рубашке, а это было несколько странно для такого человека, как Сигма.
      Наконец-то справившись с волосами, он убрал из в несколько нелепый высокий хвост, стараясь забрать все локоны. Послышался характерный тихий звоночек, означающий, что кто-то пришел. Мужчина обрадовался, подумав, что это Гроллес и подскочил к двери. Но вместо радости наступило удивление. Приятное удивление.
      — Харудзими? Не ожидал тебя увидеть в свой выходной... Проходи — заговорил первым Сигма, пропуская девушку в само казино — Сегодня казино не работает, я ждал подругу. Но и тебя очень рад увидеть — мужчина мило улыбнулся, усаживая юную эспер за белый деревянный стол — Может, ты будешь что-нибудь? — поинтересовался тот, убирая выбившуюся лиловую прядь за ухо.
      Он подошёл к большим прозрачным окнам и зашторил их темно-красными плотными шторами, чтобы любопытные взгляды с улицы не наблюдали за ними. Сигма провел рукой по челке, что убрать в хвост не удалось, и улыбнулся Ми — Наверное, я выгляжу сейчас странно — неловко произнес эспер, почесав затылок.
      --
      Чем больше девушка вслушивалась в слова Огая и Накахары, тем меньше она понимала их лочику. Эти двое должны же были понять, что ее ничего не держит, никто ей не нужен и вообще о какой дружбе или любви может идти речь? Гроллес сдерживала порыв засмеяться, но сейчас вообще-то ей было далеко не до смеха. Как только Акутагава подхватил на руки, Софи, не ожидая такого от себя, тихонько пискнула. А вот связано это было с болью в теле или смущением, стоило подумать. Голубоглазая отвела взгляд в сторону, стараясь не смотреть на мужчину, что уверенно нес ее в «временные покои». Она не хотела показать ему своей странной реакции.
      Будучи в комнате, Гроллес осмотрела ее и удивилась, что ей, чуть ли не самому главному врагу Портовой Мафии, выдали такое уютное местечко. Девушка непонимающе взглянула на Аку, услышав его предложение, но задумалась над этим — Да... Можете остаться, если хотите... — пролепетала та и взяла сменную одежду, что больше подходила для какого-нибудь юноши постарше.
      Голубоглазая, ничего не смущаясь, стянула с себя кровавую водолазку. Волосы убрала в пучок, чтобы не мешались, и тем самым полностью открыла взор на изувеченную шрамами спину, но больше всего в глаза бросалась черная татуировка, совершенно не вписывающаяся в весь образ милой девушки. Софи натянула мешковатую футболку и та была ей по бедра, поэтому дополнительные штаны она трогать не стала. Свои же испорченные брюки тоже сняла с себя, и ровно все сложив, положила одежду на тумбу. Гроллес вспомнила про ванную и направилась туда, дабы смыть с лица кровь.
      Софи провела руками по щекам, устало выдыхая. Телефон она оставила в своем рюкзаке, а рюкзак так и валялся на асфальте в том месте, где недавно она столкнулась с Рюноскэ. Эспер ещё несколько раз прокашлялась, а затем окончательно успокоилась. Слишком много сегодня произошло, стоит кончено же отдохнуть. Ноги уже почти не держат, поэтому она может только добрести до довольно большой кровати и прямо лицом плюхнуться на удивление мягкие простыни. Гроллес что-то мычит из-за ноющей боли в теле, но всё-таки подтягивается и уже нормально ложится на одну половину кровати. У Софи тоже большая кровать дома, но спит она всегда только на одной стороне, привычка, так сказать.
      Девушка уставилась в потолок, разместив обе руки на своей груди. Большая футболка слегка оголяла оба плеча, но дискомфорта эспер это не приносило. Она перевела равнодушный взгляд на Рюноскэ, видя то, что он так и не сдвинулся с места за все это продолжительное время. Голубоглазая некоторое время смотрела на него, но затем прикрыла глаза — Не стойте над душой... Можете рядом лечь — предложила та и похлопала рядом с собой, не открывая глаз.
      Девушка почувствовала, что вторая половина слегка прогнулась, но Рю, кажется, вовсе не лег. Он просто сел на край кровати, но и этого вполне достаточно. Гроллес завела одну руку за голову, а вторую расположила на животе, все ещё пребывая где-то в своих мыслях, но вскоре она решила вновь заговорить.
      — Я общалась с Кьюсаку не потому, что таков был приказ Достоевского — начала та, рассматривая серый потолок. За пределами этой комнаты она слышала какое-то копошение и шаги. Видимо и правда охрана — Этот мальчик похож на меня. Мне его... Жалко... Наверное странно слышать это от того, кто состоит в Доме Крыс — пробормотала Софи и приподнялась. Сна не было ни в одном глазу, а разговоры по ночам она любила, хотя до этого поговорить удавалось только с Сигмой или Иваном.
      — О планах Федора я тоже ничего не знаю. Он не посвящает нас, пешек, в свои дела. Только отдает приказы — честно призналась голубоглазая и поправила спадающую с плеч футболку — Так что и толку от меня нет никакого. Разве что приманка, да и вряд ли кто-то придет спасать меня. Очередная ненужная вещь, воспитанная лишь для уничтожения врага... — голос предательски дрогнул и глаза неприятно защипало, но протерев их пвльцами, временная истерика отступила. Софи говорила это так равнодушно, словно полностью была уверена в своих словах. Она и правда всего лишь ребенок, что по иронии судьбы попал в лапы в плохую организацию.

    • fanta_girl
    • fanta_girl
    • 18 августа 2020 г. 0:02
    • Доброй ночи.
      Очень мало и очень плохо у меня вышло. Очень жаль, но времени отвечать нету вообще, стараюсь выжать из лета максимум. А лето жмет вдохновение. Вообще не знала что писать за Рюноскэ, соу, правда мало. Дальше будет больше я обещаю!
      ***
      Акутагава Рюноскэ:
      Рюноскэ не ощущал себя как обычно. Смешанные чувства теперь теплились в груди. С одной стороны, он точно понимал, что сейчас стоило бы вернутся к сестре, не подвергая себя опасности рядом с врагом, но оставить Софи сейчас было тяжело. Чувствовал, насколько сложно девушке давались любые движения. Она скорее всего внутри горела абсолютным незнанием что стоило делать. Втайне, позавидовал то верности, которой было переполненно девичье сердце, как бы глупа она не была.
      Кровать чуть погнулась под ним. Скип. За окошком полная темнота, и в комнате можно ощутить только чужое размеренное дыхание. Обстановка далеко не подходит их ролям, и на секунду проходит мысль поменяться ролями. Надеть красочную маску актёра, и притвориться простыми подростками. Ему прямо захватило дух от этого решения. Представив заведому картину, он прикрыл глаза, окончательно укладываясь.
      Игра, где они — подвыпившая парочка школьников, под домашним арестом. Дыхания смешивались. Губы все чаще содрогались от тихих вздохов. Глаза из-под плотных век все время перемещались, надеясь найти своё законное место.
      Хотелось успокоить собеседницу. Они ведь правда очень похожи, хотя невооружённым глазом заметить сложно. Не замечая что творит, сильнее вживаясь в роль, касается ладонью чужой, смело сжимая. Улыбается уголками губ в полумраке, потому что чувствует — ей не нужен свет, чтобы увидеть его счастливое выражение лица.
      Не думает о том, что сказать боссу или охране. Хочется отключиться, но осознание опасности все таки держит. Не произносит ни слова. Чувствует даже интуитивно, очень непривычно. Понимают без слов, даже когда на глаза надвинута нежелательная игровая маска.
      «Влюбленным не нужны слова» — эту фразу Гин часто повторяла, вот и запомнил. И вполне резонно будет проклясть дурацкую Ми из агентства за глупый роман о любви двух: ангела и демона. — «Те восстали против воли Божьей, лишь бы только держаться за руки впредь до последнего вздоха... » — Нет, истории эти совершенно противоположны.
      Захотелось подумать о высоком. Просто поговорить с кем-то, раскрыть все карты, выложив на стол рубашкой к низу. Акутагава никогда и никому ещё не признавался во всех своих чувствах подчистую. Казалось, он должен был взорваться ото всех переполнявших эмоций, среди которых властвовала одна — ненависть. Ненависть вперемешку с обожанинм к сенсею, ненависть к его новому ученику, ненависть во всем парням которые смотрели на Гин — это все съедало его изнутри червями злобы, забирало время и мотивацию жить.
      «Ты не можешь жить одной только местью» — эта фраза, о которой Дазай уже и не вспомнит,но в последнее время думать об этом приходилось чаще. А чем же ещё жить? Разве что бессмысленным стремлением к этой самой жизни, как иначе? Людские же глупые "семья-работа" его совершенно отвращали. Создавать собственную семью только затем, чтобы потратить всю жизнь на выращивание очередного паразита общества? — увольте.
      Заметив, как погрустнела девушка, желание заговорить в разы возросло. Но о чем с ней говорить, чтобы не спугнуть девушку, которая оказалась в плену Портовой Мафии? О чем вообще девочкам-убийцам в её возрасте нравится говорить?
      Устало заправил пряди волос за уши, прислушиваясь к шагам за дверью. Ему ничего не будет, конечно, но стоит воздержаться от лишних глаз. Да и не хотелось, чтобы ту атмосферу, что зацвела красивым вишневым деревом кто-то разрушал. Чувствовала ли девушка лежащая на другой стороне кровати тоже самое?
      Потирает веки. Чуть мычит, поворачиваясь всем корпусом к Гроллес. Пробует в практически абсолютной темноте разглядеть её приятные черты лица, сдкрживаясь, чтобы не коснуться руками. Но нельзя, это неправильно, даже когда он просто пробует себя в новой роли, это совершенно не то, что действительно стоит делать.
      — Как и зачем ты пришла на службу к Достоевскому, Гроллес? Почему так не хочешь предавать человека, который причиняет тебе вред? — вопросы сами слетели с тонких полосок губ. Рюноскэ правда хотелось узнать, что за тараканы так усердно Трудились в голове этой девы.
      Он ощущал тепло, ранее никогда не виданное. Такую бурю всевозможных ярких, и зачастую положительных чувств, что захватили бы сполна доселе получить не удавалось. Словно раненая птица наконец обрела вновь способность взлететь, расставив крылья попутному ветру. Вот и он также стремился к новым неизведанным берегам желаний и возможностей.
      — Ты... Ты не свободна, но, даже при фактически возможности освободиться почему-то продолжаешь идти ровно к исходу того, что хуже. Это...даёт ине повод уважать тебя и твои идеи, — эти слова были сказаны как можно тише, обладатель Расёмона, кроме того, что хотел наладить контакт, все ещё никогда бы не признался в открытую о своём восхищении, тем более врагу. Тем более, если врагом была девушка младше его самого.
      Тёмные глаза снова посмотрели в непроглядный мрак. Пальцы поигруючи стучали по ладони, он не спешил разрывать контакт, и всю ту интимность возникшую между двумя. Мягкая, вовсе сухая ладошка, казалось, стала проводником для искренности. Только, стоило достигнуть момента, в который уже можно говорить о прошлом и терзающем душу. Стоило бы дождаться откровенности от Софи (если та посчитает нужным (а казалось, только они бы смогли выслушать друг друга)), для того чтобы понять, насколько сама Гроллес заинтересована в построении дружеских отношений.
      ***
      Даён Ми:
      Ми перепроверила адрес, тяжело вздыхая горячий воздух. Не хотелось даже входить, словно и вовсе тут от её присутствия все разрушиться. Йора сильно расстроилась, хоть отговаривать от поездки не стала. Через несколько дней у них долгожданная поездка на горячие источники, до этого лучше закончить со всеми делами.
      Пальто, что она сжимала в руке, все еще не потеряло запах владельца. Даён снова поднесла ткань к носу на последок, прежде, чем ступить на порог. Казино выглядело по-настоящему изумительно, пускай казалось, что людей не было. Странно, обычно заведения вроде этого работают на постоянной основе, позволяя проигрывать целые состояния хоть круглосуточно.
      Ей вообще не положено было тут быть, но идти против природного желания (тут еще и мотив был оправдан!), было выше девичьих сил. Зазвенел лёгкий колокольчик, и нога, обутая в аккуратную туфлю, вошла в зал.
      Эспер приветливо улыбнулась Сигме, не успев даже нормально поздороваться прежде, чем тот начал беседу. От вида милого хвоста, девушка чуть смутилась, подмечая, что тот выглядит ещё более нестандартно и до одури невероятно.
      — Пожалуйста, не Харудзими. Я — Ми. — голубовласая скривилась. Определённые события заставили девушку возненавидеть полное имя, хотя оно всегда было слишком вычурным и излишне бесящим по её мнению. — Я пришла вернуть твоё пальто. Как понимаю, визитка была оставлена специально. Я благодарна за заботу. — улыбка как ни в чем не бывало снова расцвела, а девушка положила элемент одежды на кресло, осмвтрваясь по сторонам.
      Было очень красиво. Сверкающие яркие люстры, всевозможные игровые столы, игровые автоматы. На покрытых зелёной тканью столах уютно нашли своё законное место черно-красные фишки и кубики, а бильярдные столики отыгрывали красочными шариками, которые завораживали идеальной формой. Все это вызывало невероятное уважение к владельцу, и желая его высказать, дева в плотную повернулась к Сигме, откидывая яркие волосы в сторону.
      — Это казино — поистине великолепно! Само собой, этого и стоило ожидать от человека, с не менее милой и запоминающейся внешностью. — последнее было сказано довольно тихо, а после она обернулась к остальным стойкам, принимаясь рассматривать.
      — Тут хорошо. Я бы обязательно снова зашла сюда, будь я обычной богатой фифой, которой абсолютно некуда давать деньги.
      Ещё несколько шагов, вопросов. Растянуть время не получалось, страх перед тем, что агентство тут её застанет, или просто повяжут сообщники парня (или даже он сам), сильно сковывали возможности. Вчера они были на нейтральной территории. Но не сегодня, когда дуло пистолета на безоружную её легко будет представлено. Но разве мог столь обаятельный молодой человек, который создавал упругий хвост из цветных волос оказаться сейчас по ту сторону баррикад ещё больше?
      — Выглядишь гораздо хуже, чем вчера. Что-то стряслось? — наконец задала она мучающий все время вопрос, следя за реакцией. Попала в точку, теперь только одному из "Смерти Небожителей", стоит решить: довериться, или же солгать? Только вот, Ми заранее знала, что любую ложь вычислит.
      На телефон пришло сообщение от Ранпо. Там он попросил быть осторожнее, и хоть владелец казино был безобиден вроде как, рисковать не стоило.
      Как и ожидалось, Куникида позвонил следом.
      — Прошу прощения. — Даён отошла за угол, быстро и довольно тихо рассказывая обстановку, дала кучу обещаний быть осторожнее, даже на последок по привычке кинула: " люблю тебя ", и вернулась на место, застенчиво поправляя юбку платья.
      Смещённо покраснев, Харудзими поняла, что сейчас не до неё, и она скорее мешается под ногами. Тема для разговора упорно уходила из-под ног быстрым обвалом, а значит — дело дрянь, и тут только позорное отступление. Да, не хотелось бросать парня одного, но, тот вроде сам этого хотел...
      — Я, наверное, пойду уже. Все таки, итак много мороки принесла, наверное. — за правила прядь за маленькое ушко, ещё и прикусывая верхнюю губу, что в целом, в букет привычек не входило уж точно.

    • zatmenie
    • zatmenie
    • 18 августа 2020 г. 23:24
    • Доброй ночи.
      Извиняюсь, что отвечаю только сейчас. Лишь под ночь появилось свободное время.
      Как себя чувствуешь?
      --
      Сигма был несколько удивлен, что девушке не особо нравится ее полное имя. И понял он это именно по недовольному лицу Ми, что так мило нахмурила брови и чуть серивила девичьи черты лица. На удивление мужчине даже это показалось крайне забавным, его привлекала реакция Даён в любом ключе, даже если той что-то и не нравилось. Переведя взгляд на спокойно лежащее пальто, Сигма чуть нахмурился, ведь возвращать себе эту вещь вовсе не желал. Он просто хотел вновь увидеться с Харудзими, хоть в последнее время особо и не думал о ней. Но то было связано с резкой пропажей подруги, что не мало волновало эспера. Он подошёл к тумбе, шаркая по деревянной поверхности пальцами, и вскоре ухватился цепко за телефон. Судорожно проверил содержимое сообщений и протяжно выдохнул. Ничего нового. Софи бы уже точно ответила, она не любила заставлять ждать, даже если это обычное небольшое текстовое сообщение, не несящее в себе какой-то важной информации.
      Услышав восхищение Даён, тревожные мысли вновь отступили на задний план. Он расплылся в довольно нежной улыбке, которую могли видеть, разве что, самые близкие, и размеренными шагами приблизился к девушке, внимательно наблюдая за ее действиями — Рад, что тебе нравится — Сигма прикрыл глаза, продолжая держать на лице улыбку. Рядом с этой эспер он чувствовал себя куда более спокойно и умиротворённо, нежели в гордом одиночестве — Ох, что ты. Сюда и обычные люди приходят — подметил мужчина, убрав руки за спину. Ему нравилось слышать голос Ми. Именно спокойный, нежный, вовсе не тревожный. Хотя он видел, что та чувствовала себя несколько сдержанно, стараясь держаться несколько поодаль, словно на нее вот-вот кто-то нападет из-за угла.
      Сигма чуть вздрогнул. Точно заданный вопрос заставил его сразу же раздосадоваться. Он, вообще, не собирался разговаривать сегодня о Гроллес, так как считал, что девушка просто чем-то серьезно занята, но Ми явно подметила его беспокойство. Мужчина провел рукой ещё раз по волосам, как делает обычно будучи смущенным или взволнованным, и уж было хотел ответить, как особа вежливо извинилась, отдалившись ещё дальше, разговаривая с кем-то по телефону. Он несколько неловко улыбнулся, понимая, что за нее так сильно беспокоятся. И это даже в некотором роде радовало, значит девушке есть на кого положиться.
      Невольно встрепенулся, в который раз отбрасывая тревожные мысли и мысленно ругая себя. Он вовсе не хотел, чтобы девушка почувствовала себя лишней. Нет, Сигма этот совершенно не хотел. Эспер неуверенно протянул руку, осторожно касаясь небольшой ручки, и довольно ловко ухватившись, потянул на себя, не позволяя особе уйти. Мужчина заключил деву в несколько неловкие объятья, прикрыв при этом глаза и все ещё не отпуская ее руки. Приятная нега расслабления распространилась по телу и, казалось бы, вот оно счастье: милая миниатюрная девушка, не менее смущенная, стоит так близко, касается его быстро вздымающийся груди и заметно краснеет. Сигма никогда не испытывал подобного. Даже редкие объятья с Софи или Иваном не доставляли такого трепета и желания повторять это снова и снова, да и обнимал он их только в случае крайнего расстройства, когда уже бл не в силах сдержать рвущихся наружу эмоций.
      — Я... Не хочу, чтобы ты уходила... — голос звучит неуверенно, и это хорошо слышно. Сигма удивлется своему странному порыву, но выпускать девушку из своих рук не хочет. Эта мнимая нежность доставляет невероятное удовольствие, не только физическое, но и моральное. В память надолго врезалось ещё одно воспоминание, связанное с этой девушкой. Такое же светлое и нежное, как и она сама.
      Невольно Сигма вспомнил про клеймо, оставленное явно в подарок Гоголем. Хмурит недовольно брови, думая о том, что должен был помешать этому, но как назло Достоевский поручил ему одно важное задание по устранению появившейся у врага информации. А ведь связано это было как раз с Даён. Если бы он отправился чуть позже, хотя бы на час, смог бы предотвратить последние действия Николая. Мужчина протяжно выдыхает, чуть отстраняя от себя эспер. То, что он чувствует, совершенно неправильно. Это не то, что должен испытывать к врагу такой сильный эспер, как он, что преследует идеалы самого демона. Опускает несколько странный, затуманенный взгляд на лицо девушки. Тело двигается против воли, наклоняется к ней и с трепетом касается губами лба, но слишком быстро отстраняется, поняв, что позволил лишнего. Сигма крепче ухватывается пальцами за руку Ми и приподнимает ее, вновь оголяя испорченное клеймом запястье. С явным отвращением рассматривает, совсем не так, как той ночью, а затем также неожиданно целует, прямо этот своеобразный знак.
      Как только отстранился, сразу же почувстовал, как щеки неприятно залились румянцем. Не такой реакции ожидал от самого себя мужчина, но старается сейчас не думать об этом. Вовсе отходит от Харудзими и направляется обратно к столу, на который облокачивается корпусом, а руки же размещает позади себя, подняв взор белых глаз к резкому красивому потолку. Эспер некоторое время молчит, словно обдумывая свою речь, но всё-таки вскоре решает заговорить, чтобы разрядить эту странную, но слишком приятную атмосферу.
      — Ранее я уже говорил, что ждал подругу, — вздыхает, скрещивая руки на груди — но она не отвечает мне уже второй день. Обычно каждую субботу мы стараемся встретиться здесь, в моем казино, поэтому оно и закрыто. Она не переносит толп людей — говорил он с расстановкой, специально не употребляя имени девушки. Всё-таки о ее личности ещё никто не знал, если уже не считать поймавшую Мафию и того же Ранпо, что наверняка сам догадался с помощью своей наблюдательности. Но раскрывать полностью Софи эспер просто не мог. Не только из-за их дружбы, это могло бы привлечь не особо приятные моменты, связанные, как с самой Гроллес, так и их организацией.
      — Я не хотел тебя нагружать этим. Думаю, через пару дней она всё-таки объявится — Сигма вновь натянул на лицо приветливую улыбку, но все же ощущение тревоги так и таилось внутри, не позволяя полноценно расслабиться. Только в объятиях Даён ему было спокойно.
      --
      Девушка продолжала рассматривать серый, скучный до невозможности потолок. Она не сразу почувстовала прикосновение к своей руке, но инстинктивно вздрогнула, желая резко вырваться, словно, если не сделает это сейчас, то уже не сможет никогда. Софи медленно переводит взгляд с довольно большой руки на самого Акутагаву. Сердце пропускает слишком громкий удар, после чего начинает биться в разы быстрее, словно желая вырваться наружу, прорвавшись сквозь ребра и плоть. Чуть хмурится, не понимая собственных эмоций, но затем вновь расслабляется, позволяя окончательно касаться себя. Сейчас, ночью, только ему, она разрешает, хоть и не говоря об этом.
      Гроллес устало прикрывает глаза, вслушиваясь в вопросы эспера. Удивляется его излишней разговорчивости, но и радуется. Она ещё никогда не рассказывала никому о своем прошлом. Даже Ивану, даже самому близкому другу Сигме. Перед ответом протяжно выдыхает, неожиданно для себя же переплетает их пальцы, как делала это с Кью, и начинает свой небольшой рассказ, не боясь, что Рюноскэ может обо всем доложить боссу — Я не по своей воле пришла на службу к Достоевскому. Меня привел дядя, желая, чтобы от меня ничего не осталось, хотел добить полностью, после смерти родителей — говорила она спокойно, словно это ничего не значило. Упоминание семьи давно уже не ранило, ведь от нее почти ничего не осталось, не считая покоевшегося в больничной палате старшего брата и неразумного дядюшки — Я не могу предать того, кто дал мне дом, семью, научил способности... Он - мой наставник, человек, который дал мне хоть какой-то смысл на жизнь — девушка чуть сильнее сжала длинные пальцы мужчины, но лицо ее вовсе не дрогнуло — И я ненавижу его, ненавижу всем сердцем, хочу ему смерти — наверное, такое заявление могло бы удивить, после столь тёплых слов — Он отнял у меня брата, я страдала несколько лет, будучи под его надзором, и все равно не могу его предать. Не могу даже просто уйти, хотя не один раз Сигма пытался высвободить меня из нашей организации. — голубоглазая неприятно щурится, словно в глаза ударил яркий свет, но то лишь была реакция на собственные слезы. Старается незаметно стереть их второй, свободной рукой, и сразу же жалеет об этом. Может, Аку бы и не заметил. Она не должна показывать свою слабую сторону, не должна идти на поводу у Портовой Мафии. Но ей хочется. Безумно хочется наплевать на свою собачью верность, вонзить в спину Достоевского острый нож и просто уйти. Уйти хоть в Мафию, хоть куда. Лишь бы не больше не преследовал его силуэт, назойливый голос и тяжёлые воспоминания.
      Софи ответно полностью поворачивается на бок, устремляя до безумия равнодушный и холодный взгляд на эспера. Такой пустой и безжизненный, словно она какая-то фарфоровая куколка, стоящая в магазине игрушек. Красивая, но полностью опустошенная, никому не нужная. Гроллес разглядывает бледное лицо Рю, не скрывая интереса. Всё-таки так спокойно рассматривать личико врага не каждый день приходится. Чувствует себя слишком странно, будто успела где-то выпить красное полусладкое вино, что так приятно и безмятежно дурманило голову ей только от одного бокала. Продолжает держаться за руку Акутагавы, словно это ее наилучшая опора, и медленно прикрывает глаза, вслушиваясь в воцарившуюся тишину. Она не знает, что может ещё рассказать о себе. Вся информация должна быть в строжайшем секрете, по указке Федора, что так тихо шептал в подсознании о плохом решении хоть что-то рассказать. Но вырываться из приятный неведомых оков уже поздно. Софи попалась на это, ей самой не хотелось уже отпускать Рю, будто, если сделает это, то точно проводится в поглощающую бездну. Бездну одиночества, преследующего все пять лет. Безду невыносимой боли, не от полученных ран после боя, а от морального истощения и желания хотя бы ненадолго окунуться в ту семейную обстановку, что царила в ее доме несколько лет назад, уже забытую, покрытую пылью.
      — Почему... — тихо пролепетала та — Почему вы так возитесь со мной? Я же обычный заключённый, враг номер один — Софи чуть прикрыла глаза, сдерживаясь, чтобы снова не заплакать. Она уже давно не испытывала этого желания. Последний раз оплакивала убитых собой людей, полгода назад, когда приходила с прекрасными белоснежными цветами на их могилы. Эспер не этого хотела всю свою жизнь. Не смотреть на угасающую надежду в глазах людей, не смывать почти каждый день с своих рук и тела сгустки крови, и не проклинать свое существование каждый раз, когда заходила в палату к давно не отвечающему брату. Ох, как она скучала по его счастливой улыбке и этим дразнящим фразам. Шрамы на его теле уже давно зажили, но он так и не очнулся, уже так много лет прошло.
      Софи вновь вздыхает. Мысли о брате невольно навивают ещё большую тоску и желание что-нибудь с собой сотворить. А, собственно, что ей мешает сейчас это сделать? Лишь одно смелое движение обладателя расемона не позволяет ей сдвинуться. То, как они держатся за руки, так по-детски, так странно, не присуще врагам. Софи вновь чувствует странный укол сердца и опять пытается понять, что это значит. Она не чувствовала такого, не понимала, что именно происходит. Гроллес просто окончательно расслабилась, не думая совершенно ни о чем.

    • fanta_girl
    • fanta_girl
    • 20 августа 2020 г. 14:36
    • Доброго дня. Опять я опаздывают с постом.
      Сейчас я у бабушки, тут интернета нету совсем. Сижу на данных, квизико слетает очень здорово, и как-то потеряла один из постов. После этого писать буду в заметках.
      Вернусь я где-то в сентябре, а пока посты писать буду, но как часто не знаю. Не теряйте!
      Этот пост мне даже нравится, надеюсь, и вам тоже.
      Очень люблю!
      ***
      Акутагава Рюноскэ:
      Лицо парня не могло выражать всей той яркой палитры негативных эмоций, которые он получил. Глупая, глупая девчонка! Что ей нейметься — стремится к чему? Демон действительно щедро раздаривался знаниями, но разве это значит, что добился окончательного эффекта? Разве убить его, теми же способами которыми сам приучил калечить — не высшая форма восхищения?
      Брови Рюноскэ сошлись, а рука была сжата чужой ещё пуще. Огонь души неприрывно горел. Какой же она ещё наивный ребёнок... И знает же ведь, что стоит Федору узнать тайну происхождения, уничтожив и втоптав в холодную землю облезший череп — он непременно разменяет монету её жизни, потому что ценного сотрудника не станут шантажировать, убивать изнутри, и относится наплевательски. В голове каша из мылей и догадок, но точного ответа-ключа не видно. А может, дева просто слаба? Что, если её навыки просто физически нельзя улучшить? Кто знает, это вполне могло бы дать ответы на большинство действий безумного гения, восхищение которым у девушки все равно было, как не отрицай.
      — Наивная и глупая. Он же понимает, что в сравнении с остальными ты слаба. Чертовски ломаешься на фоне взрослых и уверенных работников. Поверь, никто никогда не воспримет тебя всерьёз, пока сама не докажешь своё превосходство над отвратительными рожами тех больных ублюдков, которые стремятся захватить мир. Не только эгоистичное, но и абсолютно невозможное желание.
      Цокает языком, замечая, что собеседница опечалена. Немного пугает смена настроения, и хочется прижать её к груди, дав насладиться безмятежным биением сердца, но сам по себе очень боится. Такие действия ему не дозволены, он итак переходит все возможные черты приличия в их положении. По-хорошему, ему бы следовало уходить, но сердце само держит в этой полупустой комнате, заставляя проявлять несвойственные ему чувства. Надо бы заканчивать, снимать наконец маску, но внутри все сжимает. Как же, оставить эту девушку на свиней-охранников? Итак ясно, что амбалы не видят ценности этого экземпляра, поставят вровень с любой другой девушкой. Да, это не особо повредит изнутри, но, мало ли? Мори точно не обрадуется, а объяснять оболтусам что и как делать со столь важной девушкой резона и без того не было. Обещал же.
      Приподнимается. Говорить особо нечего. Чувствуется с улицы запах лёгкого дождя, плащ не очень приятно сжимает плечи, поэтому снимает его, тем самым лишаясь обороны ввиде способности.
      Водит из стороны в сторону острыми конечностями, запрокидывает назад голову. Хорошо вообще, что взял с собой плащ. Гин, правда, не оценила. Ну ладно, чуть позже извиниться.
      — Ты говорила о брате. Кем он был? Почему ты продолжаешь держаться за мертвого человека? — это вопрос самого Акутагаву ввёл в ступор. Вспомнил искаженные детские лица соратников, звуки выстрелов по всей территории трущоб, запах горячего пороха, и то, как над головой летят камни. В беззащтную маленькую Гин от высокого и плечистого идиота, что почитал себя выше остальных.
      Сейчас бы и о себе говорить, так что, недолго думая, начинает, снова укладываясь в кровати как можно более удобно, поджимая простыни.
      Прижимает к себе хрупкое тело, чуть поглаживая по волосам. Губы касаются макушки совершенно бесчувственно. Она и не ощутит, а щеки парня возгорают ярким пламнем, что сожжет вокруг абсолютно все.
      — У меня тоже есть младшая сестра. Ты видела её сегодня. Гин. Очень больно было, терять самое дорогое? — сердце пропускает больной удар. — Я сочувствую.
      Прикрывает глаза, но отстраниться не может. Страшно просто чуть двинуться: вдруг исчезнет? А куда потом? Куда бежать на поиски лунного цветка, что люди уже умудрились затоптать за все время что это дивное растение существовало?
      — Зря ты в мафию не хочешь. Тут дом. — вздыхает. — Мы нашли, и тебе найдут место. Разве не все равно: где и ради кого убивать? У нас тут, вообщем-то, неплохо, так сказать. Помню, как зашёл впервые. Мои губы задрожали, хотел отступить от той дороге к которой меня привёл Дазай-сан, но отрезветь помогала худощавая сестра, Которая не отрываясь смотрела на высокое здание, щенячьими глазами будто прося: туда. Ты вообще как думаешь: ты заслужила всего того, что сейчас происходит с тобой, девочка? внезапно раздается этот вопрос словно гром средь ясного неба. Потирает другой рукой лоб, и сам дивится: с каких это пор ему так интересна стала судьба и ее дальнейшее развитие беззащитной пешки главного противника? Что конкретно в нем за чувства там пылают, не желая затухать ни на миг, сжигая все пути к отступлению?
      Грудь распирало от горячего воздуха, щеки краснели. Отстраняется от хрупкого тела, отворачиваясь к тому же. Казалось, даже в темноте такую необычную реакцию организма будет превосходно видно, а уж чего-чего, а привлекать большое внимание Софи было боязно. Кто знает, что именно стояло за ней. До одури жаль эту девочку, она же еще совсем-совсем слаба, такой невинный цветок пеплом опадает в руках демона, который не стесняясь душу жжет.
      — Ты знаешь, я не нахожу нас похожими совершенно. Но, кажеться, знаю, как могу помочь. — больше про мафию ни слова, ну, или просто презентации этого места. она итак борется со страхом (ведь Достоевский ее из-под земли достанет, сжимая пальцы на шее. А уж если не повезет наткнуться на Гоголя..), мечется от одного к другому, много об этом думает. Но ей можно доверять, поэтому не слыша собственного внутреннего "я" впервые, говорит открыто, ничего не утаивая в глубине холодной души. — Мори Огай нечестный и корысный. Этому человеку никогда не стоит доверять, спасая организацию, он борется не за людей, а за себя и деньги, которые получает с выгодных сотрудников. Его зазря принимают хорошим лидером, но, уважать этого человека стоит. Не лебезить, а именно уважать. Он стремиться к своей цели, а я очень люблю таких людей. Кажется мне, ты близка таким по духу, верно? — хмыкает, но поворачиваться не спешит.
      — Но среди Портовой Мафии есть и те, кто хочет защитить. Накахара-сан, черные ящеры — все они в первую очередь защищают людей города, сотрудников, семью. Раньше, в мафии был и Дазай-сан. Скорее всего, ты слышала о нем, как о главном противнике Достоевского. Этот человек подарил мне дыхание. Я безмерно уважаю его, но, тот оказался предателем, дезертировал на сторону главных противников организации. И я докажу ему, что силен, когда перережу глотку. Понимаешь, о чем я? Вот он — показатель силы. Умение превзойти своего учителя, показав ему, что учение его прошло не зря. Сильные люди должны доказывать свою мощь даже кровавым путем, для того, чтобы слабые не могли пройти по лживому пути, обманом достигая целей. Я так считаю, и этот путь выбирают те, кто способен.
      Ненадолго замочлав, парень почти провалился в сон. Он не ждал ответа, но хотел услышать. Не слова поддержки, а простое и человеческое мнение. Узнать точку зрения некой даже противоположности. Ему не хотелось продолжать говорить, слов не осталось. Он смог выдать ту небольшую часть, которая крылась в груди, но дальше идти было тяжело. Он чувствовал облегчение даже после небольшой порции откровений, и надеялся, что Гроллес поймет всю важность и редкостность этих слов. Скорее всего, она должна была понять, хотя пока и не стремилась отвечать.
      — Думаю, это все на сегодня. Тебе стоит отдохнуть, потому что я не знаю. когда нас поднимут завтра. — быстро выдал, и неохотно обернувшись, все таки снова, робко (ведь так хотелось это сделать!), прижал к своему худому телу. Сердце забилось едва заметно быстрее, но сон сковал движения.
      Пролежав так минут пять, успев шепнуть в забвении имя девушки, он наконец-то смог провалиться в глубокий сон.
      ***
      Ми Даён:
      все то смущение, что охватило юную деву, было хорошо видно по щекам. Она правда ощущала ответ на все те чувства и эмоции, которые чувствовала к Сигме. Владелец казино бесстыдно врывался в личное пространство, с треском его разрывая, но, так возможно было даже лучше. Во всяком случае, было бы как утереть нос Йоре, которая сочла все неискренним враньем. Да и сердце билось настолько часто.
      Тяжело воспринимать его слова, когда в голове шум, белым затуманены светлые глаза. Пальцы цепляются за любую опору, ноги подкашиваются. Слова доносятся эхом, но все равно старается воспринимать все как можно более отчетливо. Беспокойство растет в груди. Пропала... значит ли это, что само агентство вполне может иметь отношение к пропаже Софи Гроллес? Она слышала, что сейчас вроде как Дазай собирался объявлять едва ли не охоту на членов "правительственной организации", но неужели сильного эспера под крылом самого Достоевского удалось так быстро выловить?
      —О, Сигма-кун, уверена, все будет в наилучшем состоянии, стоит просто немного подождать. — слабо приподняв уголки губ в улыбке, дева мягко обвила руками стан молодого человека, чуть наклоняясь, чтобы уткнуться в шею. В губы уткнулся мужской кадык, и не долго думая, она чуть поцеловала, хватая руками руки Сигмы. Внутри струилась нежность, которую очень хотелось подарить хоть кому-нибудь, и она старалась отдавать все то, что копилось очень долго.
      — Да и разве эта девушка — не бессмертна? Ей всего пятнадцать, а она со спокойной душой работает с Гоголем. С ней все будет хорошо. Я могу пообещать это. — слова были сказаны тихо, но Даён точно знала, что он услышал. Сердце забилось чуть быстрее, дыхание резко стало быстрее.
      Она представила, как мило бы было ввести его в танец. Без музыки, просто немного отвлечься. Своими действиями парень дал ей зеленый свет, и не привыкшая к слову "нет", Харудзими, мягко закружила по залу, прижимаясь как можно ближе. Сюда бы тихую мелодию скрипки, но это и не бал. На ней лишь короткое красное платье, несобранные волосы неаккуратно струятся по плечам, перемешиваясь с некоторыми выбившимися из хвоста белыми-лиловыми. Но зато улыбаются глаза, смеются губы, на которых осталось совсем немного блеска. Она знает, что так нельзя, но искренне хочет верить в то, что эту маленькую идиллию не прервут. Хочется успокоить нового знакомого, уверить в правоте своих мыслей.
      Да Даён готова сама ту девчонку из-под земли достать, если Сигма успокоиться. Ей дела до Гроллес нету и вовсе, она и не поощряет действия "Крыс" и "Смерти Небожителей", но если того требует близкая душа, от тепла которой и твое сердце наполняется безумными эмоциями... Это лишь мелкая пылинка на земном пути.
      Замирает на месте, поднимая глаза, окутанные ресницами. Улыбается искренне, а после, касается его лба тонким пальцем, не успевая решить, чего конкретно хочет сейчас. Просто молча смотрит, взвешивая "за" и "против".
      — Чего ты хочешь? Я сделаю все возможное, изменю эмоции впредь. Подкорректирую воспоминания — выбирай! Считай это моим тебе даром, Сигма. — ей нравится протзносить его имя, чуть с придыханием, шепча, будто только она одна могла это делать. Кровь горит в жилах вместе с адреналином, а нижнюю губу чуть прикусила. Что, если позволила себе что-то лишнее?
      Фиолетовые глаза смотрят в белые напряженно, чуть поглаживает тонкие пальцы спутника, сглатывая ком в горле. Боится предостережения Кольди, она же просила не лезть к опасному террористу, просила, явно не из-за внутренней вредности, а попросту знала, что так нельзя, что это опасно.
      « Что же ты творишь? Забыла: так нельзя. Ты не можешь развлекать врага, пока твоим союзникам грозит опасность. Тебя никогда не может привлекать тот, для кого человеческая жизнь — лишь название. » — твердят, наверное, небесные ангелы. У них и правда разные цели. Она хочет семью, друзей, просыпаться с утра и обсуждать планы. Идти на любимую работу и снова и снова рисковать жизнью,возвращаясь домой, целуя в щеки домочадцев, и готовить питательный ужин. Это явно не то, к чему стремился владелец небесного казино

    • zatmenie
    • zatmenie
    • 31 августа 2020 г. 21:55
    • Доброй ночи.
      Мне пришлось переписывать пост второй раз, так как квизико резко вылетел, а сохранить я не успела(
      Теперь всегда буду писать посты в заметках.
      Что ж, с наступлением учебы.
      Надеюсь, что у тебя все будет хорошо, цомк.
      И постараюсь больше надолго не пропадать.
      --
      Протяжно выдыхает. Слова девушки помогли полностью расслабиться. Сигма улыбнулся и прикрыл глаза. Ему хотелось прижимать деву к себе всегда, никогда не отстраняться от нее, не отходить ни на один шаг. Но отголоски здравого рассудка твердили обратное: они не смогут быть вместе, из этого не выйдет ничего хорошего. Они враги, ни о каких чувствах не может быть речи. Но эспер так упрямо противился собственному рассудку, продолжал наблюдать за Даён, не отрываясь, словно она вот-вот растворится в его руках и навсегда исчезнет, не оставив после себя и следа.
      Поцелуй прямо в кадык заставляет спину покрыться приятными мурашками. Ещё никто не смел прикасаться к нему в таком виде и Сигме льстило то, что Харудзими решилась на это. Не хочет оставаться в долгу, а потому мягко касается бледными губами тыльной стороны ладони, целуя попутно белеющие от напряжения острые костяшки. Такая живая, словно родная и давно знакомая. Запах Ми надолго врезался в память и ему не хотелось его забывать. Лишь бы остаться вместе.
      Эспер ещё больше удивляется действиям молодой девушки, но расплывается в благовейной улыбке, после чего мягко прижимает ее к себе, расположив одну руку на талии, а второй же сплетаясь с тонкими пальцами. Кружится в танце, забывая обо всем. Мелодия сама по себе звучит в голове и это точно безумие. Он не может понять, почему так уверен, что они танцевали бы именно под эту музыку, если бы оказались на какой-нибудь светской вечеринке, а не в его казино, но не хочет сейчас об этом думать. Наслаждение столь коротким времяпровождением позволяет окончательно погрузиться в гамму эмоций и чувств, из которых возвращаться в столь бренный и злобный мир не хотелось.
      Мужчина вздрагивает, чувствуя указательный палец на лбу. Неужели обманула? Обвела вокруг пальца и решила сразу же избавиться? Просто игралась с чувствами и оставила ни с чем? Но по этой искренней улыбке Ми, эспер сразу же отбросил эти вопросы на второй план, начиная с новой долей неподдельного интереса рассматривать лицо девы, слвоно видит ее впервые в своей жизни.
      Неуместно задаётся вопросом: а чего он действительно желает? Ответ вполне очевиден - ее. Эту особу, что повстречал не так уж и давно. Эту милую Харудзими, что не давала ему покоя долгое время. Даже мысли о пропавшей Гроллес растворились в дымке чувств, не позволяя даже вернуться.
      — Я хочу, чтобы ты просто была рядом — наконец-то отвечает Сигма и прикрывает глаза. Знает, как сейчас выглядит ее лицо: удивление, с ощутимым смущением. Ее щеки сейчас наверняка ещё больше раскраснелись, а дыхание отчётливо сбилось, больше, чем в недавнем танце. Хочет открыть глаза и взглянуть на нее, но не смеет этого делать. Знает, что Ми не любит, когда ее читают, как открытую книгу и идёт у нее на поводу, лишь бы была довольна.
      Медленно открывает белоснежные глаза, сначала стараясь смотреть сквозь эспер, чтобы лишний раз не смущать ее, а после уже фокусирует взгляд на самой девушке. Мило улыбается, так, как только ей, и неожиданно тянется вниз, наклоняется касается кончиком носа ее. Это действие почти бестактно. Он сам не понимает, зачем это делает. Переполняющие доселе неизвестные чувства заставляют больше задуматься: а на правильной ли он вообще стороне? Стоят ли все те убийства этого?
      Сам себе мотает головой, из-за чего трётся носом о носик особы, после чего смущённо вновь улыбается. Сейчас он должен отбросить все мысли о работе, просто насладиться Ми и окончательно расслабиться, не вдаваясь потом в подробности о том, что может произойти. Сейчас это совсем не важно. Существует только Харудзими и никто более.
      Окончательно опускается, мягко накрывая своими тонкими губами губы столь желанной девы. Мнется пару секунд: ранее подобной близости с женщинами у него не было, но вскоре более уверенно целует, прижимая за талию к своей груди. Но Сигма быстро отстраняется, даже не позволив Даён ответить. Вновь хмурится, мысленно коря себя за этот поступок. Такой неправильный, опрометчивый. Но так хочется вновь повторить, растворяясь полностью во вкусе девушки. В ее ярких волосах и фиалковых глазах.
      Владелец казино протяжно выдыхает, одной рукой ерошит свои собранные в хвост волосы и смущённо двигает губами, думая о том, как вообще оправдать свои действия. Так забавно, взрослый мужчина, а сейчас не может и двух слов связать пред девой.
      — Прости, я... Не знаю, что на меня нашло — наконец произносит эспер и видя, как изменилась в лице девушка, напрягается. Неужто обидел? Нет, так дело не пойдет.
      Не позволяет Ми вырваться, прижимает ближе к себе. Чувствует каждой клеточкой тела то, что она словно недовольна. Сигма прикрывает глаза, утыкается в макушку голубых волос и вновь улыбается — Нет, я не жалею об этом — тихо говорит и знает, что она слышит.
      Некоторое время все также молча стоит, но вскоре поднимает личико эспер пальцем за подбородок. Долго всматривается в знакомые черты лица, после чего наклоняется и вновь касается губ, чуть зажмурившись. Боится. Боится, что она его оттолкнет, пошлет и просто убежит. Или того хуже - убьет. А ведь Харудзими была на это способна, она уже могла его прикончить, но почему-то упрямо не делала этого. Казалось бы, вот она, возможность избавиться от сильного врага Агенства, но вместо этого они стоят рядом, прижимаются друг к другу и целуются. Судьба явно зла, раз решила сыграть с ними в подобную затею. Ведь они оба понимали, что из этого не выйдет ничего хорошего.
      --
      Девушка долгое время молчит. Она уткнулась лицом в грудь Акутагавы, но не прикрывала глаз. Гроллес тщательно обдумывала ответ, но как только услышала, что им пора закругляться, проятжно выдохнула. Эспер жалела, что так мало пообщалась с ним. А ведь портовый пёс оказался очень даже неплохим собеседником, хоть и несколько грубым и резким.
      — Возможно вы правы — шепотом произнесла Софи, прикрывая наконец-то глаза, едва обнимая его в ответ. Она знает, что он уже спит и не почувствует этого и даже рада, ведь кто знает, как бы отреагировал Рю на такое.
      Долго не может заснуть, хочется отстраниться и просто сигануть в окно, а там уж будь, что будет, но ещё слишком слаба. Силы должны восстановиться окончательно, чтобы Софи могла воспользоваться способностью. Внутренние органы все ещё неприятно жгло, горло продолжало саднить и хотелось залиться в кашле, но она не могла. Не хотела будить Рюноскэ. Девушка невольно засмотрелась на спящее лицо, что даже сейчас было нахмуренным и словно сосредоточенным. Казалось, что Аку был готов напасть в любой момент, носпер знала, что он глубоко в своем сне. И вот она - возможность убить, не пожалеть и прикончить, уничтожить врага Федора. Но отчего-то Гролле продолжала неподвижно лежать, восхищаясь правильными чертами лица, что запомнятся ей ещё надолго. Так хотелось прикоснуться, но опять-таки, боялась разбудить.
      Неловко выворачивает руку, после чего всё-таки касается теплой щеки холодными пальцами. Гроллес вздрагивает, видя, как хмурится обладатель расемона, но руку не одергивает. Наоборот, ведёт ее выше, касаясь виска, а после переходит на нахмуренный лоб, поглаживая, из-за чего тот расслабляется, а морщины сглаживаются. Довольная своей работой, Софи невольно опускает взгляд ниже. Тонкие, совсем белые губы, на вид сухие и явно неухоженные. Появляется желание прикоснуться и к ним, поэтому девушка осторожно ведёт руку дальше, уже прикасаясь большим пальцем к нижней губе. И правда сухие.
      Голубоглазая закусывает свою губу, наконец убирает руку от чужого лица и отворачивается кое-как на другой бок, чтобы более не тревожить Акутагаву. Чувствует, как лицо невольно краснеет, а в голову резко лезут непристойные мысли. Подрастающий организм, неудивительно. Но ранее Гроллес никогда не думала о парнях, а уже тме более взрослых мужчинах из Мафии.
      Нервно потеребив край длинной футболки, девушка прикрыла глаза и посталась заснуть. Сон ей был необходим для восстановления сил.
      Проснулась Софи от пробивающихся лучей яркого солнца сквозь единственное окошко в комнате. Лучи неприятно заскользили по ее лицу и эспер открыла глаза, щурясь и проклиная нелюбимое солнце. Девушка поворачивается на бок и сразу встречается с лицом Рюноскэ, что все ещё спит. Невольно краснеет, вспомнив все непристойности, что успела себе нафантазировать, и резко вскакивает с большой кровати, чуть ли не забегая в ванную. Гроллес неловко. Она не знает, как будет смотреть Рю после всего этого в глаза.
      Софи встаёт напротив зеркала, берет расчёску и начинает тщательно прочесывать длинные и густые волосы. После чего умывается и вновь всматривается в свое отражение. От раны на щеке не осталось и следа, чувствует себя особа куда лучше. Скользит взглядом по своему бледному лицу, натыкается на губы и накрывает их указательным пальцем. Прошлой ночью так хотелось коснуться Акутагаву, пока он спал. Он же не узнал бы, да?
      Мотает головой в разные стороны, проятюно выдыхает и выходит из ванной. Голубоглазая встречается с серыми глазами и невольно вздрагивает. Комната давно наполиналсь приятными лучами вставшего солнца, а девушка этому недовольна. Хмурится и подойдя к окошку, дёргает единственную черную штору, пошружая помещение в полный мрак. Теперь серебряный взгляд не так сильно врезается, и она может ненадолго расслабиться.
      — Доброе утро, полагаю... — пролепетала Софи, опустившись на край кровати, стараясь не смотреть на пса, чтобы не вызвать какие-либо подозрения и лишние вопросы к себе.

    • fanta_girl
    • fanta_girl
    • 4 сентября 2020 г. 23:29
    • Доброго вечера.
      Очень извинясь за опоздание, но у меня со школой жесть, вчера времени вообще не было.
      И ещё. Не ругайся пожалуйста. Посты сумбурые и сонные, очень короткие, но все воображение (особенно на Ми) — пропало. Следующие будут лучше, я обещаю!!!
      За всю ещё раз прости.
      ***
      Акутагава Рюноскэ:
      Неспокойно спалось бешеному псу Портовой Мафии, всю ночь тело едва заметно подрагивало, сон прирывался на мгновения,( а на касания вовсе неизвестной личности, что казалось, уже была достаточно близка к Рю, организм реагировал скорее уж более свойственно подростку, внутри которого горят огнём вездесущие гормоны), от чего сам уже и жалел про мимо лётную прихоть вечернюю. Неприятно не иметь над собой тотального контроля, на ветхих прктиках стараясь удерживать силу, с которой ветер распалял костёр ощущений. Ну не свойственно было парню получать к себе внимание милой и не навязчивой особы. И даже вражда скорее влюбенно льстила, застелая пеленой серые очи, чем становилась причиной отказаться от столь нетандартных новых эмоций. Когда что-либо было преградой для него?
      Рюноскэ проснулся особо тяжело. Усталые веки приподнялись нежеланно, сквозь огромные усилия, сразу же открывая полный обзор на комнату. Тут все ещё было уютно, но практически пусто. Ухом едва можно было почувствовать дыхание и слабые вздохи Софи, и тут-то парня и осенило. Вчера он позволил себе заснуть в одной кровати с опасной заключенной.
      Тем не менее, соседка выглядела вполне приемлимо. Спала, видимо, не очень крепко, что выдавала синева мешков, и потрепанный вид. Волосы ото сна, все ещё заплетенные в тугую косу, красиво обрамляли бледное лико, дополняя и без того милый вид.
      — Гроллес.. Уже проснулась? Оно к лучшему. Чем скорее наведаемся к боссу — тем проще. — поднимаясь изрек он, натягивая плащ. От ощущение хоть какой-то возможности контроля, Акутагава возвращался в себя привычного — нелюдимого монстра, которому чуждо было что-то кроме ненависти. Только вот даже при всем желании, ненавидеть хрупкую и изрядно потрепанную девушку, к которой просыпались особо мягкие чувства — было невозможно.
      — Погляжу, плохо спала? Немудренно, у вас же наверное самые мягкие матрацы, тем более для юной девы. — посмотрел на своё лицо в зеркале, неосознанно поправляя волосы. Это в какой момент ему стало не все равно на внешний вид?
      Переводит взгляд на Софи, которая видимо места не находит, и от того, как чуть задираеться верхняя часть её одежды, выдыхает правда громко, после переводя все в грубый кашель. Так не может больше продолжатся, иначе она просто прорвет все защитные и алмазно-крепкие створки терпения да напущенной холодности.
      Оказывается рядом за несколько секунд, наклоняя девушку к кровати. Громко дышит, смотрит ровно в глаза, чётко осознавая, как удивлена (но не испугана), Гроллес. Даже не пытается сбросить мафиози с себя, терпеливо ожидая дальнейшей участи.
      Облизывая пересохшие губы, Акутагава замечает, как близки чужие губы, что поблескивают своей приоткрытостью, будто и правда Софи — лишь соблазнительная нимфа, которая сначала протянет руки вперёд, позже попросту бросая один-единственный грустный взор, отдаляясь дальше от похотливых дум.
      — Что ты делаешь? — задаёт наперед, хотя и уверен — идентичный вопросы застревает в чужой глотке. — Что ты делаешь со мной, мерзавка?
      Шершавые губы не хотят слушать хозяина, несмело поддаваясь ближе. Рюноскэ держат одинокие предостережения, отдельные мыслительные соображения, но сделать с собой что-то, выше всех сил. Поэтому, наверное, слабо целует чуть ниже щеки, после едва проходясь по хрупкой скуле. Ни разу не отвлекся от омутов, следя и за чудо реакцией, пускай девичьи руки сжаты где-то сверху длинными едва крючковатыми пальцами. Мозг отдаёт безуспешные приказы, но почти животные инстинкты мешаю прослушать хоть один, воплотить в жизнь действительные, человечные и правильные действия.
      Она враг. Она внизу. А не должна быть абсолютно нигде, кроме как на задворках памяти, и то под ногами, с окровавленым и расколотым надвое черепом. Только вот, даже не может вконец быть уверен, есть ли даже маленькая мера возможности одолеть настолько сильного противника. Противника, который старается стереть с лица не только ухмылку, а и влюбленный взор, ранее никогда не видавший мир.
      Отстраняется очень резко, заливаясь Болезненным кашлем. От того, на что решился мозг, повели инстинкты, уже очень неловко. Ерзает на кровати, не в силах (и возможно даже без желания) говорить.
      Между ними неловкая пауза, и Рю нечего говорить. Если Софи действительно была правокаторшей — что-то произойдёт. Не исключено даже, что это будет нечто настолько громадное для жизней обоих, нечто, что подарит в сердце безумную лихорадку, как та, в фильмах романтического характера.
      «Надо вставать, того и гляди, я не смогу совладать с тем, что испытываю конкретно сейчас» — думает он, и чуть тянет за ногу спутницу.
      — Так, — кашель, но скорее нервный, — мы должны разузнать что решил босс, а далее следовать его указаниям.
      Делать вид, что не произошло ничего очень тяжело, если ты притворяшься перед тем, кто на глазах ситуацию узрел.
      Спасает одно: просто невозможно испытать чувства так быстро. Разве что в выдуманной истории со счастливым концом, а не в случае безмерных врагов-убийц. В таком случае останеться уверовать в Бога, и игнорировать его знаки, а то ведь вдруг не прекратит. Словно стрела купидона пронзила извечно холодное сердце, растопив корку льда ради той которую вчера вжимал в стену до потери пульса.
      Проводит пальцем по ране на щеке и жмуриться. Не красиво.
      — Я на разведку, — парень первый выходит из комнаты, на самом деле скрывая за настолько быстрым движением разве что желание как можно быстрее перестать смотреть в глубокие глаза. — жди меня тут, и не смей уходить, иначе — худо.
      Выходит, тряся головой. Навождене все ещё не сходила. Да что же это было за колдовство невидимого чародея?
      На него искоса пяляться двое стражников, что караулят комнаты, и что-то шепчут.
      — Заткнулись оба. Вы же сами понимаете, что кроме работы и семьи можно лишиться жизни при помощи горькострадных пыток. Я обеспечу вам это в тройном количестве. Если что-то слышали или подсмотрели... — он повернулся к выходу, так и не отвечая. Ответа и не ждали, и без того секунда за секундой холодеющие от страха тела.
      Проходя назад тот же путь, Рюноскэ никого не видел. Абсолютно пустынный коридор мафии сильно настараживал, так как был невероятной редкостью. С другой же стороны, Акутагава начинал думать, будто его мысли можно прочесть, узнать обо всех тех желаниях и мечтах над пленницей, и без ненасытных до информации глаз было куда проще перейти до кабинета босса.
      Стучит быстро, и размеренно. Дверь открывают сию же секунду, и Чуя затаскивает в кабинет.
      — Акутагава, ты быстро пришёл! Мори-сенсея ещё нету, у него совещание.
      — Хорошо.
      Молча оба садятся на свои места, почти пустыми взглядами тараня стены. Накахара редко пересекался с бешеным псом, но привычные темы, что касались лишь работы тоже резко пропали.
      Рюноскэ медленно и размеренно размышлял о своём, вспоминая Софи. Не сказать, что Чуя был богом обольщения, но формально больше знал о различных техниках соблазнения у девушек, так что внезапный вопрос вырвался из тонких губ:
      — А вы можете себе представить невозможное влечение, Накахара-сан?
      — Почему ты спрашиваешь? — рыжий зарделся. — Э, ну наверное да. Без понятия чем конкретно это вызвано, но, любви не прикажешь, эти чувства выше нашего понимания. — мужчина огояделся. Этот вопрос его взволновал.
      Рю кивнул, рассматривая носки ботинок. Да, это верно. Чувства вроде искреннего влечения нельзя описиь словами, это личностные стремления души, ее хрупкий полёт...
      Встрепенулся, почувствовав, что собеседник смотрит.
      — Как там наша ласточка?
      — Нормально. Попросила переночевать с ней, так я и не уходил. — голубоглазый странно выдохнул. Мозговые процессы зашевелились быстрее обычного.
      — ты же только не говори, что это к ней влечение. Хотя... Молодец ты, Акутагава! — внезапно улыбнулся Чуя, трепля по плечу мафиози. — ложные, но глубокие чувства ещё сыграют роль, я уверен! Вот же, просчитал...
      Рюноскэ и сам удивился внезапно поступившему ответу на чувства. Это будет просто забавной игрой. Для всех, кроме них самих.
      В дверном приёме показалась голова Огая, который быстро устроился за рабочим столом.
      — Рад Вас видеть. Ну что, какие планы?
      ***
      Даён Харудзими:
      Ми равано выдохнулa, сжимая в теплоте своих губ мягкие уста Сигмы. Ей сладко настолько, что почти приторно. Пальцы зарываются в чужие волосы, оттягивая резинку, а сама поддаётся, не спорит,оказваясь под чужим давлением.
      — Боже мой, Сигма...— стараеться отдышаться, опуская ладони на грудную клетку спутника. — Что же мы творим?
      Вопрос ответа не требует: они не должны. Больно это признать, но не должны. Только вот, Даён готова сдать к последним чертям чудо критиков со своим мнением. От того, как нежно Сигма обращается с хрупким женским телом сносит крышу просто безумно, права на отдых не давая.
      Молча смотрит в глаза напротив, улыбаясь. Между ними определено горит страстный и всепожирающий огонь любви, столь неправильной и невозможной, но пара чихать на это хотела, когда Ми снова проводит пальцами от губ до подбородка.
      — Сигма, я буду так рада.. Так рада быть с тобой вместе. — сжимает ладонь в своей, улыбаясь до того наивно. Как же так: они правда счастливы рядом, готовы жертвовать многим, и сейчас эта атомная бомба почти готова к спуску в анонимное плаванье. — но, мы вместе два дня.
      , Эта любовь...она нормальна? Разве, это не просто желанье дарить ласку абсолютно всем.
      Ми смееться. Да, она ещё не на ве готова. Скорее всего, из историю не ждёт хэппи энд. Слишком гордые, ценят место работы. Да ведь они самые настоящие противники, что готовы в упор сразиться на минном поле. В прошлом ли это?
      Двигает его на себя, просто надеясь забыться в ощущениях.
      Оно-то верно, стоит хоть одному лишнему глазу узреть такую любовь— и кары не миновать. Самой страшной, возможно даже смертельной. Нет, она никогда не допустит смерти того, кто смог за столь короткий срок про питаться теплыми чувствами к пустой и чуждой любви девочке.
      Целует очень пылко, зарываясь в волосы, не стеснясь использовать язык, и руки, что буквально на всем теле скользят, переходя то от чудных шелковистых локонов до грубой ткани одежды.
      Чуть посанывает, отходя только на пару мгновений, чтобы один раз вдохнуть-выдохнуть.
      Длиться это все не пойми сколько. Девушка утопает в своих лживых и красивых надеждах, просто стараясь получить максимум, того и гляди это последний раз.
      — ты такой красивый, твои волосы прекрасны, твое лицо — Ми нравится за валить комплиментами, перед тем как неловко улыбнуться.
      Сплетает пальцы, находя им наконец применение, и треться щекой и щеку. Её не поймёт наверное никто, так как м упоением целовать преступника просто так не выйдет ни у кого.
      — Ты мне очень нравишься, Сигма-кун, такой приятный и мягкий.
      Заправляет прядь прически за ухо, вкось следя за возлюбленным.
      «Мы придумаем, и обязательно будем вдвоём!» — оптимистично заключает она, закрывая фиалковые глаза на передых.

    • zatmenie
    • zatmenie
    • 6 сентября 2020 г. 22:39
    • Доброй ночи.
      Ох, извиняюсь, что не сразу ответила на пост. Отсыпалась после тяжёлой учебной недели, но надеюсь, что буду уже не так сильно уставать.
      Посты, как по мне, получились очень даже ничего)
      Честно говоря сама теряю порой вдохновение и например в этот раз не знала, что писать про Сигму. Но вот, что-то да вышло.
      --
      Вопрос девы мужчина решил так и оставить без ответа. Он и сам не понимал, что они делают. Не понимал, зачем они вообще это сделали. Сигма просто хотел почувствовать Ми. Ее тепло, ласку, губы. И сейчас ему было плевать на то, что если это кто-то увидит из его организации, то ему точно несдобровать.
      Владелец казино протяжно выдыхает, прикрыв блаженно глаза. Его губы ещё отчётливо помнят сладостные поцелуи и как же сильно хочется их повторить. Но он держится. Знает, что если продолжит, то назад пути уже не будет. Это точно начнет означать конец их вражде, они попусту не смогут более притворяться друг другу никем.
      — Меня не волнует, сколько мы вместе — тихо заявил беловолосый, утыкаясь в тонкую девичью шею — Я просто хочу тебя чувствовать. Не важно, сколько мне придется тебя ждать, чтобы просто обнять или поцеловать. Я всегда буду готов, всегда буду ждать тебя — пролепетал Сигма, не открывая своих глаз. Он наслаждался каждой секундой, проведенной с Даён.
      Удивляется тому, что Харудзими так страстно впивается в его губы, но с огромной радостью отвечает, обвивая руками талию, прижимая намного ближе к себе. Позволяет девушке взять контроль, первой зайти за черту и из-за этого чуть ли не стонет в сам поцелуй. Такие новые ощущения, новые чувства зарождаются в груди благодаря этой эспер. И Сигме это нравится до дрожи в теле. Он готов на все ради девы, но здравый смысл все ещё напоминает о себе и говорит, что это не так. Беловолосый не сможет пойти против Федора, даже если ради Ми. Это слишком опасно, как для него, так и для самой девушки. Уж лучше пока всё тщательно скрывать, надеясь на то, что с демоном всё-таки кто-нибудь сможет справиться.
      Отчётливо ощущает руки Даён и сдерживается, чтобы не повторить ее движения. Знает, что не должен заходить дальше, но желание прикоснуться к девичьему юному телу слишком высоко. Колеблется ещё пару минут, не прерывая поцелуя, и всё-таки тянется к одежде, слегка проникая под ткань длинными пальцами. Касается оголенной кожи и невольно вздрагивает, словно по его руке распространился неведомый разряд. Так приятно, будто он сейчас не просто касается возлюбленной, а делает что-то большее.
      — Ах, Ми... — прерывисто дышит, держа на устах улыбку. Ему льстят комплименты девушки и он так доволен этим, что чуть ли не готов слушать их веками, хоть и знает, что это попусту невозможно.
      Прикрывает глаза, с улыбкой позволяя девушке потереться о свою щеку. Ему так нравится ощущать ее прикосновения, это схоже с точным ярким безумием, что отчётливо врезается в мысли и не даёт покоя, отбрасывая в сторону здравый рассудок.
      Вспоминает о открытых окнах и хватая Даён осторожно за запястье, тащит в кладовую — Нас ведь могут увидеть. Ох, как я мог не подумать об этом раньше — недовольный собой, произносил Сигма и прирыв за собой дверь, протяжно выдыхает, прикрывая большое окно плотной темной шторой.
      Он поворачивается к Харудзими и вновь улыбается. Мужчина подходит к ней вплотную, после чего заключает в новые объятия и с упоением прикрывает глаза, наслаждаясь столь родным и нежным теплом.
      Ему ещё никогда не было так хорошо рядом с кем-то. И Сигма не собирается этого отрицать, ведь сам все прекрасно видит — Ми, ты тоже мне нравишься... — несколько смущаясь и даже как-то неуверенно произносит эспер, после чего утыкается носом в макушку головы девы, вдыхая приятный аромат ее ярких волос — Я хочу быть рядом с тобой. Но мы... — Сигма осекается, явно не желая произносить то, что они итак оба знают — Мы состоим в враждующих организациях... Мне так жаль... — более тихо прошептал Сигма и зажмурил глаза, чувствуя накатывабщее отчаяние. Они и правда не смогут быть вместе. О их чувствах наверняка многие признают слишком быстро, они даже не успеют насладиться компанией друг друга. И это так ранило владельца казино.
      — Ми... Что нам делать? — задал вполне разумный вопрос Сигма и чуть отстранился от эспер, взглянув на нее. Его взгляд стал более печальным, ведь он прекрасно понимал, как тяжело им будет. И они оба не собирались уходить из своих организаций, что ещё больше ухудшало положение. Они не могут предать своих, никто из них на это не способен.
      --
      Девушка с огромным, нескрываемым удивлением наблюдала за действиями Акутагавы. Ее сжатые над головой руки слабо подрагивали из-за странного приятного ощущения где-то внизу живота, такого тянучего, переполняющего словно все тело. Гроллес боялась закрыть глаза. Не хотела отрываться от серебряного взора, что так внимательно следил за ней. Грубые губы, коснувшиеся мягкой кожи, вызвали табун мурашек по спине и непроизвольно голубоглазая слегка выгнулась, будто прося больше.
      Софи томно выдохнула, как только Рюноскэ резко отстранился. Она продолжала лежать на кровати, сверля непонимающим взглядом потолок и услышав о том, что он отправляется на разведку, неуверенно кивнула. Как только Рю скрылся за дверью, девушка подорвалась с кровати. Она запуталась. Она не понимала, что ей делать. Смешанные чувства, что испытывала Софи не давали ей покоя. Как хотелось избавиться от этого тепла в груди, дрожи в теле из-за одного глупого прикосновения, но особа понимала, что сделать это невозможно. Только если избавиться от самого пса Портовой Мафии. От одной такой мысли сердце с болью сжималось, заставляя переосмыслить собственные решения. Почему-то Гроллес задумалась, а стоило ли вообще возвращаться к Крысам? Там ее ничего не держало, кроме извечно главнокомандующего Федора, да не более. Сигма и сам мог бы справиться, он ведь вовсе не ребенок.
      Девушка начинает ходить по комнате, судорожно комкая единственную длинную футболку на своем теле. Невольно вспоминает слова Рюноскэ, его не менее странный взор серебряных глаз и это странное прикосновение к коже. Щеки заливаются румянцем, дыхание опять учащается и эспер оседает на пол, возле кровати, сверля взглядом зашторенное окно. Вспоминает и то, что происходило ночью. Их разговор, объятия, то, как они сжимали друг другу руки, переплетаясь пальцами, словно и вовсе не были врагами.
      Прикрывает рукой рот и вновь кашляет, но уже не так болезненно, как ранее. Тело почти восстановилось, можно было бы уже думать о побеге, но голова отказывается здраво мыслить. Все возвращается обратно к Аку, не давая сконцентрироваться на чем-то более важном. Он враг, не более. Пытается вдолбить себе это в голову, но ничего не выходит. Нет, Софи знает, что они враги, знает, что он просто не может к ней что-то испытывать, но чему-то зарождается ложная надежда на то, что они могли бы попробовать. Просто попробовать быть рядом. Гроллес более и не нужно.
      Смеётся, чуть ли не истерически, понимая, как глупо это все звучит. Девушка поднимается с пола и убирает выбившийся локон волос за ухо. Она осторожно открывает дверь, выглядывает в коридор. Слишком пусто, что даже подозрительно. Те амбалы ведь должны были ходить здесь чуть ли не каждые пару минут, тогда куда они делись?
      Гроллес чувствует голод и недовольно выдыхает. Она не ела уже два дня, если не считать несколько кружек кофе, вместе с лёгким перекусом.
      Приближающиеся шаги заставляют особу вздрогнуть и обернуться. Увидев перед собой блондинку с подносом в руках, хмурится, явно недоверяя.
      — Ты куда это собралась? — голос Хигучи заставляет Софи напрячься ещё больше.
      — Хотела просто прогуляться. Акутагава-сан говорил, что это не запрещено — Гроллес и сама не поняла, каким вообще боком могла ляпнуть здесь про пса Мафии, а поняв это по недовольному лицу девушки, чуть опустила голову. Странная аура повисла в коридоре и эспер это совершенно не нравилось.
      — Вот как. Акутагава-семпай говорил — повторила Хигучи, после чего открыла дверь в комнату голубоглазой и поставила поднос с едой на тумбу — Это твой завтрак. Ближе к трем я принесу обед — оповестила та и поспешила скрыться за массивной железной дверью, из которой ранее и пришла.
      Гроллес проводила ее взглядом, все ещё находясь в просторном коридоре. Она не ощущала особой опасности от блондинки, но почему-то ей было не по себе рядом с ней. Словно... Эта девушка была влюблена в Рюноскэ?
      Помотав головой, Софи все же решила отложить побег на вечер. Вернувшись в комнату, она осмотрела поднос, удивляясь, что ей вообще принесли еду. Свежеприготовленный омлет с беконом и заваренный явно недавно черный чай заставили особу вновь вернуться в реальность, покидая мысли. Она плюхнулась на кровать и осторожно, чтобы не дай бог ничего не запачкать, принялась за трапезу.
      Софи не знала, сколько часов она уже просидела в этой комнате. Девушка просто лежала на кровати и смотрела в потолок. Не так давно приходила Хигучи и молча забрала пустой поднос. Хотя на ее лице можно было увидеть удивление. Наверное она думала, что эспер не станет есть.
      Приближающиеся шаги заставили Софи сесть на край кровати. Она начала гадать, кто на этот раз мог посетить ее. Как только дверь открылась, на лице Гроллес застыло удивление. Кью, в сопровождении Акутагавы и Накахары, чуть ли не забежал в комнату. Только завидев эспер, он уж было хотел к ней подбежать, но рука Чуи, положенная так некстати на хрупкое детское плечо, заставила его остановиться.
      — Сестрица! Я как только обо всем узнал, сразу же попросился к тебе — залепетал Кьюсаку, сжимая в руках страшную куклу. Софи думала, что он закатит истерику, возненавидит ее, но вместо этого мальчик улыбнулся и прикрыл глаза — Пожалуйста, оставайся с нами. Тебе у нас понравится, обещаю! — стал причитать Юмено, иногда посматривая то на Рюноскэ, то на держащего его Чую. Видимо рыжеволосый боялся, что девушка может напасть на мальчика или того хуже, использовать против них же.
      Гроллес протяжно выдохнула, отведя взгляд в сторону. Она не разделяла оптимизма Кью, потому размышляла, как лучше ему все объяснить — Кью, солнце,— неожиданно нежно заговорила обладательница небесных глаз, поднявшись с кровати — Я не могу. Не могу предать свою организацию — Софи грустно улыбнулась мальчику, видя, как он изменился в лице.
      Юмено неожиданно вырвался из цепкой хватки Накахары и подбежал к девушке, заключая ее в объятия, утыкаясь лицом чуть выше живота — Софи, пожалуйста! Я не хочу, чтобы тебя казнили! — прокричал мальчик, крепко прижимаясь к особе.
      Эспер только выдохнула, прикрыв глаза, но приобняла Кьюсаку в ответ, поглаживая его волосы. Юноша даже выронил свою куклу, с которой почти никогда не рассвался и сейчас та беспечно валялась на полу, неподалеку от них. Гроллес взглянула на озадаченного Чую и, казалось бы, равнодушного Рю. Она оставалась неприклонной, все ещё не собираясь оставлять Крыс. Ее мысли о побеге конечно стали более туманными, но все ещё плотно держались в голове.

    • zatmenie
    • zatmenie
    • 20 ноября 2020 г. 11:02
    • А, доброе утро?
      Мне бы хотелось узнать, будем ли мы продолжать данную ролевую?